Татьяна (s0no) wrote,
Татьяна
s0no

Прогулка по Праге

Мостовые в Праге сложены из разноцветных камешков. Белые, серые, желтые, черные – они складываются в квадраты и полосы, сходятся под углом, поблескивая, как чешуя, под холодным зимним светом.

По ним движутся люди. Много-много людей. Одинаковые японцы с камерами наперевес, элегантные французы, шумные немцы, поляки, чувствующие себя, как дома. Русская речь тоже слышна.

На всех площадях елки, гирлянды, рождественские базары. У каждой елки - вертеп с волхвами и младенцем Иисусом. Праздник, праздник!



Прямо на улицах пылает огонь в жаровнях. Здесь обжаривают колбаски и пекут трдло – сладкие булочки из полос теста, спиралью накрученных на железные шесты.


На домах Праги живут ангелы и странные птицы.


У остановки трамвая стоит прилавок и большие чаны. Вода в них кипит от множества золотистых рыб. Карп – традиционное блюдо на рождественском столе. Покупатели подходят, продавец сачком вынимает бьющуюся рыбину и, оглушив ее  деревянной окровавленной палкой, тут же отрезает ей голову. Прохожие останавливаются и заворожено наблюдают, как очередная маленькая рыбья душа отлетает к блеклым зимним небесам.


Рим стоит на семи холмах, Прага – на шести. Я поднимаюсь в гору к Страговскому монастырю. Здесь меньше людей и сильнее ветер. Свернув не туда, я иду вдоль длинной глухой стены.


Вокруг ни души. Конца стене тоже не видно. Вдруг в ней обнаруживается арка, ведущая в  пустынный парк. Я вижу купола монастыря совсем рядом, но парк окружен оградой со всех сторон. Тропинка, идущая от арки, показывает путь – влево, влево, через проем в ограде -  и выныривает у самого собора.



Стены монастыря увиты виноградом. Сколько ему лет?

На развилке дорог указатель со стрелкой, направленной в противоположную сторону от церкви – «Ресторан «Пекло». Хорошее название. У человека должен быть выбор.

Я обхожу собор и попадаю на обзорную площадку. Впервые за эти три дня выглянуло солнце. Прага лежит далеко внизу. Сияют золотом кресты, снег светится на красных черепичных крышах.

У монастыря я захожу в крохотный кабачок. Столешницы из темного дерева лежат на чугунных ножках от старых швейных машинок. Хозяин, большой седой чех в очках, сдвинутых на кончик носа, в стеклянном стакане с толстыми стенками приносит мне горячего вина. Я грею пальцы, обхватив ими стакан. От вина на языке остается послевкусие корицы и земляники.

По узкой улочке иду вниз, к самому знаменитому монастырю Праги -  Лорете. Пышное барокко, стиль, прославляющий радость жизни, служит здесь  фоном для могил святых мучеников.

В сокровищнице Лореты золото, серебро, аметисты и жемчуг украшают одежду и утварь для храмов.  Как будто молитва станет слышней, если ты оправишь ее в драгоценные камни.

В углу за стеклом – деревянная фигурка святого Георгия, побеждающего дракона. У дракона нет крыльев, он похож на большую ящерицу с головой смирной домашней собаки. Зачем его убивать? На лице у Георгия нет страха – только равнодушие.  

Подвиг должен быть совершен, или должен быть создан миф – что по большому счету одно и тоже. Копье уже пронзило пасть дракона, но он еще жив и, кажется, еще не понял, что с ним произошло.

И толстый монах, высунув от усердия язык, опишет его на шершавом пергаменте. Что с того, что он никогда не видел драконов?  А потом он выпьет горячего вина, отдающего корицей и земляникой. 

Связь времен непрерывна, и точно так же, как и сотни лет тому назад, виноградники растут на Пражских холмах.

Мимо сувенирных лавок, отелей и ресторанчиков по узкой улочке я спускаюсь к Влтаве.



Сувениры на любой вкус. Прага запомнится тебе такой, какой ты захочешь ее запомнить.

На блестящих камешках мостовой лежит оброненная кем-то пушистая варежка, похожая на маленького мертвого котенка. Не сговариваясь, прохожие обходят ее по кругу.

У Карлова моста людской водоворот. Уже темнеет.

Tags: путешествия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 33 comments