Татьяна (s0no) wrote,
Татьяна
s0no

Об амбициях и эмоциях, или история о том, как коса нашла на камень

2003 год

Настоящий хозяин этой квартиры относился к числу моих кормильцев постоянных клиентов. Нет, он не менял жилье с маниакальным упорством. Он был владельцем большого разветвленного бизнеса со множеством сотрудников и партнеров. Да и родственников у него было много. Всех, у кого возникала жилищная проблема, он направлял ко мне.

Но в этой сделке он был непосредственным участником. Давайте придумаем ему какое-нибудь имя – да вот хоть Михал Михалыч.

У Михал Михалыча была знакомая – дама, приятная во всех отношениях. Нет, эта история не про любовь. Михал Михалыч был давно и счастливо женат, а дама (пусть она будет Марией Николаевной) была значительно старше него. Работала она в другой компании, но тесно сотрудничала с его фирмой.

Жила Мария Николаевна в двухкомнатной квартире в спальном районе. Обладая отменным вкусом, она сделала там отличный ремонт – без ненужных изысков в виде золотых унитазов, но с использованием качественных материалов. Квартира выглядела прекрасно, но находилась далеко от работы. Да и спальный район – не самое престижное место для жизни. А Мария Николаевна занимала достаточно высокий пост, и уровень доходов позволял ей улучшить жилищное положение.

И тут прямо напротив ее офиса начали реконструкцию дома. Офис находился на Петроградской стороне. Старый фонд после капитального ремонта – это даже лучше, чем современный кирпичный дом. Богато украшенный лепниной фасад дома, широкие лестницы, дореволюционная высота потолков в сочетании с современными планировками и удобствами делают такое жилье очень привлекательным. Но и очень дорогим.

Просто купить квартиру в этом доме Мария Николаевна не могла – не хватало денег. Нужен был кредит. И тогда она обратилась за помощью к Михал Михалычу.

Денег он дал, но под залог квартиры, которую переоформили на его тетку  – Валерию Петровну. Его можно было понять – сумма была большой. Конечно, рыночная цена жилья Марии Николаевны превосходила сумму долга, но не намного. Пока дом на Петроградке перестраивали, она жила в своей квартире, возвращала понемножку кредит и платила проценты.

Ко мне они обратились, когда Мария Николаевна уже переехала в свой новый роскошный дом. Нужно было продать ее старую квартиру, часть суммы отдать Михал Михалычу, а сдачу – Марии Николаевне на обустройство по новому месту жительства. Все просто.

Мария Николаевна отдала мне ключи, и я выставила квартиру в продажу. Выставила дорого. Во-первых, квартира была в прекрасном состоянии, во-вторых – в прямой продаже.

Несмотря на цену, покупатель нашелся уже через неделю. Вернее, покупательница. Молодая женщина с решительными манерами и жесткими чертами лица. Зайдя в квартиру, она осмотрелась и, внимательно разглядывая каждую мелочь, несколько раз прошла по всем помещениям.

Вечернее солнце било в кристально чистые стекла, дорогие обои неброских цветов зрительно увеличивали пространство, импортная сантехника сияла – было видно, что оторваться от этой красоты покупательница не может.

- Меня зовут Ирина Ивановна. Мне нравится эта квартира, я готова ее купить, - сказала она, быстро приняв решение.

- Пожалуйста, вносите аванс, - пожала плечами я. – Пока денег не будет, я продолжаю показывать. Следующий просмотр у меня через полчаса.

- Нет, вы больше никому ее не показывайте, - забеспокоилась Ирина Ивановна. Деньги я принесу завтра. Но мне хотелось бы посмотреть документы.

- Конечно. Все документы в порядке. Нет только технического паспорта, но он уже заказан.

Аванс она принесла на следующий день. Я стала заполнять договор, а Ирина Ивановна внимательно изучать договор купли-продажи и справку о регистрации.

- Собственница по документам – Валерия Петровна. А прописана в квартире почему-то некая Мария Николаевна. Кто это такая? – спросила она меня, рассматривая бумаги.

Я объяснила ситуацию, по возможности не вдаваясь в детали. Честность в бизнесе – лучшая политика. Конечно, со стороны ситуация могла показаться подозрительной. Но в недвижимости бывают сложные ситуации – это жизнь, и в ней далеко не все просто.

Ирина Ивановна задумалась.

- Ситуация мне понятна. Но я собираюсь все досконально проверить. Я работаю в налоговой полиции, и у меня есть для этого возможности.

- Проверяйте, это ваше право.

Договор она все-таки подписала и внесла аванс. Через три дня мне позвонил Михал Михалыч. Обычно спокойный, как сфинкс, на этот раз он просто дрожал от ярости.

- Кому вы продаете мою квартиру? еле сдерживаясь, спросил он.

- Как кому? Женщина внесла аванс. Работает в налоговой полиции. А что случилось?

И тут выяснилось, что накануне вечером по месту жительства его тетки пришли двое молодых людей в строгих костюмах и с бритыми затылками. Достав из нагрудных карманов какие-то корочки и показав их консьержке, они устроили форменный допрос. Что за люди живут в такой-то квартире? Чем они занимаются? В чем предосудительном замечены?

Консьержка - бабушка, помнящая еще сталинские времена, стала по стойке смирно и отвечала как на духу. Впрочем, говорить ей было особенно нечего. Люди как люди. Живут тихо, ходят на работу. Гости у них бывают редко, и все сплошь приличные люди.

Когда грозные гости удалились, бабушка тут же метнулась к Валерии Петровне рассказывать об их визите. Валерия Петровна сообщила Михал Михалычу.

И надо же было такому случиться, что именно в это время его фирму проверяла налоговая полиция. К этому дню полицейские выпили у него крови уже немеряно. И тут еще такой заход с другой стороны. Его терпение лопнуло.

- Этой даме я квартиру не продам, - сказал он решительно.

- Но я уже приняла аванс.

- Возвращайте немедленно.

- На каком основании?

- На том основании, что я этой даме квартиру не продам.

- Михал Михалыч, ну не все вам равно, чьи деньги вы получите? Нотариат пройдет, и вы ее больше никогда не увидите.

- Не продам. А если вы будете настаивать, мне придется найти другого агента.

Это был удар ниже пояса. К этому времени мы были знакомы уже не один год, провели вместе несколько сделок, да и вообще дружили. Он приезжал ко мне в гости вместе женой, приглашал меня к ним домой и на дачу. Иногда неожиданно звонил по вечерам, и мы отлично проводили время в очередном модном ресторане. И тут вдруг такая постановка вопроса.

- Хорошо. Я поставлю ее в известность, - мрачно согласилась я.

Узнав, что агентство возвращает ей аванс, Ирина Ивановна впала в ярость.

- Мне нужна эта квартира! Я хочу ее купить! Мы уже подписали с вами договор!

- Договор с агентством – это еще не договор с продавцом. А владелец продавать квартиру не хочет.

- Почему? Ему же нужны деньги?

Я не могла сказать ей неправду – что-нибудь типа того, что квартира снимается с продажи вообще. Она все равно увидела бы ее в рекламе. Пришлось как можно мягче объяснять, что продавцу не понравилась ее попытка вмешательства в личную жизнь.

- Но я же должна была проверить собственницу! Я  не мешок картошки покупаю!

- Вы могли провести экспертизу документов и проверить человека по своим базам. Зачем было устраивать это шоу по месту жительства? Естественно, людям это не понравилось.

- Ах, так! - дрожащим от злости голосом сказала Ирина Ивановна, - Тогда я устрою проверку вашему агентству. И агентам тоже. И будьте уверены, мало вам не покажется.

Мне стало нехорошо. Вы же понимаете, что при большом желании в любой коммерческой структуре можно накопать столько всяких нарушений, что выгоднее будет закрыть бизнес, чем платить штрафы. Да и агенты не отличаются особой любовью к налоговому законодательству.

В ярости она бросила трубку.

Пришлось звонить ей еще раз через день и назначать время встречи в агентстве – аванс нужно было вернуть в любом случае.

В агентстве сцена повторилась. Ирина Ивановна рвала и метала, призывая на головы риелторов абстрактные кары небесные и угрожая вполне конкретными карами земными. Пришлось вручить ей деньги чуть ли не силой.

Другого покупателя я нашла очень быстро, буквально через несколько дней, и постаралась провести нотариат как можно скорее. Ирина Ивановна звонила мне еще две недели почти каждый день, а потом перестала. Больше я ее не видела. В это время вышел новый указ президента – налоговую полицию расформировали, а ее функции передали министерству внутренних дел. И все успокоилось само собой.

С Михал Михалычем мы время от времени проводим сделки и едим шашлыки у меня на даче. Жизнь продолжается.

 

Tags: сделки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 48 comments