Татьяна (s0no) wrote,
Татьяна
s0no

О кризисе подросткового возраста, социальной инициации, или как вырастить настоящего мужчину?

Френды, я тут прочитала интересную книгу. Джеймс Холлис, "Под тенью Сатурна: мужские психические травмы и их исцеление". 
Автор, отпетый завзятый последователь Юнга, сводит причину многих проблем в психике взрослого мужчины к трудностям в процессе инициации, через которую проходит (или не проходит) каждый мальчик.

Те, кому интересен этот вопрос, могут прочитать книгу целиком. Но я тут хочу порассуждать об инициации в свете воспитания мальчиков в семье, поэтому ниже приведу  цитату, выделенную цветом – описание этапов инициации, которое дает Холлис.

Рост числа преступлений, наркомании, самоубийств – свидетельство того, что в обществе не все в порядке с воспитанием. Современная цивилизация не справляется с этим кризисным периодом в жизни молодых членов общества. Ритуалы инициации практически утрачены. Взросление подростка мало контролируется обществом.

«Все, что нам не дала наша культура, приходится восполнять самостоятельно. Мы не можем уйти от решения данной проблемы, ссылаясь на свое невежество, ибо в таком случае процесс превращения мальчика в мужчину останется незавершенным», - пишет Холлис.

С ним трудно не согласиться. «Настоящих мужчин больше не осталось!» Знакомое выражение? Наверняка вам приходилось слышать его от женщин множество раз. Давайте разберемся, откуда берутся настоящие мужчины. Обобщенно можно представить шесть стадий переходного ритуала. Несмотря на то что содержание каждой из них различалось в зависимости от местных условий и традиций, сами стадии вполне вписывались в единые общекультурные формы.Что такое ритуал инициации? Он был разбит на несколько этапов.

Первая стадия переходного ритуала — физическое отделение от родителей, необходимое для психологического отделения.

Здесь у мальчика никогда не было выбора. Среди ночи его "похищали" у родителей старшие соплеменники, которые, надевая маски или раскрашивая лица, перевоплощались в богов или демонов. Внезапность и даже насилие, присущее такому отделению, олицетворяли собой тот факт, что ни один юноша добровольно не расстанется с комфортом домашнего очага. Его тепло, защита и забота имеют огромную притягательную силу. Но остаться у домашнего очага, образно или реально, значит остаться ребенком и тем самым отречься от возможности стать взрослым.

Он по-настоящему страдал от утраты родительского очага. "Ты больше не сможешь вернуться домой". Это была потеря невинности, потеря связи с раем, детским эдемом.

Второй стадией переходного ритуала была смерть. Мальчик должен был быть символически похоронен: он проходил через темный туннель, полностью погрузившись в реальный или символический мрак. Хотя это действо, несомненно, приводило его в ужас, на самом деле юноша переживал символическую смерть детской зависимости.

Посвящаемых закапывали в землю, иногда заваливали сухими деревьями, делали им соответствующую раскраску, в некоторых племенах инициируемые имитировали поведение мертвых.

Но, несмотря на смерть, жизнь должна продолжаться. Поэтому третья стадия представляла собой ритуал возрождения. Иногда это возрождение сопровождалось изменением имени, подтверждая появление на свет нового человека. (Христианское крещение, очевидно, символизирует такой мотив смерти — возрождения, когда во время совершения ритуала человек возвращается в родную водную среду. Римско-католическая конфирмация, а также бар и бат митцва в иудаизме — примеры дошедших до нас ритуалов.)

Четвертая стадия инициации обычно включала в себя обучение, то есть приобретение знаний, которые требовались юноше, чтобы он мог вести себя как взрослый мужчина. Основная задача здесь состояла в приобретении практических навыков, таких, как охота, рыболовство, умение обращаться со скотом, которые позволяли новообращенному мужчине наряду с другими мужчинами поддерживать и защищать свое сообщество. Кроме того, ему сообщали о его правах и обязанностях взрослого мужчины и члена сообщества. И наконец, на этой стадии происходило посвящение в таинства, при котором у юноши должно было появиться ощущение твердости духа и сопричастности трансцендентному миру. "Кто наши боги?" "Какому обществу, каким законам, этике, духовным ценностям они покровительствовали?" Помещение юноши в мифический контекст собственной формирующейся идентичности придавало ему ощущение многомерности процесса, в котором он участвовал, и обогащало его душу.

Пятую стадию можно определить как суровое испытание. По своему содержанию оно могло быть разным, но при этом мальчик должен был подвергаться мучительным страданиям из-за ухода от домашнего очага, обеспечивающего ему комфорт и защиту. Подробнее об этом я скажу немного позже, но нас, современных людей, особенно поражает, что неоправданная на первый взгляд жестокость этих испытаний фактически была частью мудрого понимания того, что такие страдания ускоряли осознание. Осознание приходит только через страдания; без страданий, выраженных в той или иной форме, физической, эмоциональной или духовной, мы легко удовлетворяемся прежними правилами, удобными привычками и зависимостями. Вторая причина необходимости страданий связана с желанием помочь мальчику привыкнуть к превратностям реальной жизни, которые он довольно скоро испытает на себе. Хотя подобная практика кажется нам варварской, ритуальное "обрезание" и "кровопускание" не только знаменует расставание с телесным комфортом и детскими зависимостями, но и накладывает на человека знак избранности, принадлежности к сообществу прошедших через инициацию взрослых.

Мальчики проходили через ритуальные пытки, такие как бичевание, избиения, обрезание, вырывание зубов, отрубание пальцев, голодание, лишение сна и пр. На кожу наносились татуировки, насечки, надрезы, символизирующие смерть и воскрешение.

Испытание обычно включало определенные формы изоляции, пребывание в сакральном пространстве, отдельно от остального сообщества. Существенная особенность взрослой личности состояла не столько в том, что человек больше не мог вернуться под защиту взрослых, а в том, что он учился использовать внутренние ресурсы. Никто не догадывается о существовании таких ресурсов, пока ему не придется их использовать. Мир природы темен; в нем много "странных зверей и демонов", и конфронтация человека с собственным страхом — это момент истины. Ритуальное уединение позволяет приблизиться к постижению главного: независимо от того, в какой мере наша социальная жизнь связана с семьей, мы совершаем странствие по ней в одиночестве и должны научиться находить внутренние ресурсы и равновесие, иначе никогда не станем взрослыми. Часто проходящий инициацию юноша проводил в одиночестве месяцы, ожидая Великого Сна как послания богов о своем настоящем имени или истинном призвании. Он мог полагаться только на свою сообразительность, свое мужество и свое оружие; в противном случае у него оставалось мало шансов на выживание.

К началу последней стадии, возвращению, мальчик становился взрослым.

Инициацию взросления проходили все подростки мужского и женского пола данного сообщества в возрасте примерно 11-13 лет (иногда - 13-15 лет).

В той или иной форме ритуал инициации существовал во всех культурах. Что мы видим сейчас? В развернутом виде он сохранился в архаических сообществах (например, у индейцев Северной Америки, у бушменов Африки и пр.).

В так называемых цивилизованных странах мы видим лишь отголоски древнего обряда, причем не целиком, а  отдельных его стадий. Конфирмация, а также бар митцва уже упоминались выше.

Но есть и другие примеры. В современном Таиланде принято отдавать мальчиков, достигших или приблизившихся к переходному возрасту, в монастыри. Не с целью сделать из них монахов, а именно для прохождения некоей инициации. Отрыв от дома, обучение, испытания выносливости (монастырь – отнюдь не санаторий), ритуальное уединение – это все присутствует в таком способе воспитания. Детали мне неизвестны, но вполне возможно, что и ритуальной смерти в нем находится место.



В ожидании гуру.  Таиланд, 2004 год

Этот снимок я сделала в одном из монастырей Северного Таиланда.  На нем - мальчики, проходящие в монастыре инициацию.

Закрытые частные школы для мальчиков в современной Великобритании – тоже воплощение этого ритуала, хотя и в измененной форме. В них растят элиту нации.

Таким образом, в современном обществе ритуалы инициации практически забыты. А что пришло взамен? Ничего. Но это не снимает внутренние проблемы, с которыми сталкиваются подростки при взрослении. Если нет ритуала, упорядочивающего психологические состояния, они будут проявляться спонтанно – в побегах из дома, риске, стремлению к испытанию себя, разрушении родительских стереотипов, сексуальности, поиске примеров, подражании героям и т.д.

Возникают подростковые группировки, с их жестокими правилами и ритуалами, сексуальной распущенностью, татуировками и испытаниями себя на переносимость боли, поклонение кумирам эстрады и спорта, "геройство", "подвиги", бунт против родительских авторитетов, интересы к темам смерти (готы) и хаоса.

Эти формы хаотичны и деструктивны., и их можно рассматривать как суррогаты инициации.

Те, кто «счастливо» избегает влияния таких группировок, зачастую так и остаются маменькими сынками - вечными детьми, не способными брать на себя ответственность за свою жизнь.

Скаутское движение у нас не прививается. Армия в том виде, в каком она существует, вообще ничему хорошему научить не может, да и призывной возраст не соответствует возрасту инициации.

В условиях отдельно взятой семьи трудно протащить ребенка через ритуал, которого уже не существует в обществе. Это тем более трудно, что ценности общественного сознания лежат в руинах. Церковь не слишком убедительна с ее предложениями христианского смирения, а другой морали у общества нет. «Если бога нет, то все позволено».

И, как видно из предыдущего текста, парадокс заключается в том, что, для того, чтобы ребенок усвоил общественные ценности, его нужно выдернуть из семьи! Как же их привить в семье? Если учесть, что в наше время огромное количество мальчиков воспитывается матерями в неполных семьях, все становится еще хуже.

Вот сижу и думаю, есть ли вообще выход из этого положения. Ваши предложения? Должно же общество рано или поздно решить эту проблему. А то ведь чем дальше, тем больше я верю Жванецкому, который как бы в шутку сказал: «Наши бабы – главное наше достижение».

Мужчины, а как инициация шла у вас?  Делитесь, чего уж там.


P.s. Кстати, женщинам (да и мужчинам), имеющих сыновей - подростков, будет очень полезно прочитать Холлиса целиком.

Tags: житейское, книги, пси
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 71 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →