Татьяна (s0no) wrote,
Татьяна
s0no

Про дачу. Об уборке и порядке.

Хоть за окном и -10, пушистый снег и сосульки, бахромой свисающие с крыши, весна приближается. Не знаю, как вы, а я чувствую ее приближение каждой клеткой. А где весна - там и дачный сезон. Поэтому я решила несколько увеличить количество постов про дачу. Очень хочется закончить описание стройки и перейти, наконец, к любимой теме - ландшафту.

Наступила весна 2005 года. Сошел снег, день стал длинным. Хотелось на природу. Я приехала на участок. Из размокшей земли торчали обломки досок. Везде валялись какие-то банки, обрывки картонной тары, пластиковые бутылки и горы окурков, втоптанные в грязь.

Я вошла в бытовку. Последний раз я заходила в нее в августе, еще до начала работ. Она пахла деревом и сияла свежеоструганной желтизной сосновых досок. Но весной я застала совершенно другую картину. В углу лежала гора мусора. На криво прибитой самодельной полке в стеклянных банках пушистая желто-зеленая плесень покрывала то, что раньше было рассолом. У двери стояли дырявые носки. На многочисленных гвоздях, вбитых в стены, висели какие-то тряпки, рваные полиэтиленовые пакеты. Пахло грязью и тленом.

Поскольку сидеть на участке сложа руки я не могла, а уезжать в город, побыв на природе несколько минут, не было смысла, я решила привести бытовку в порядок.

Конечно, заниматься ею каждый день я не могла, но два-три раза в неделю можно было найти время, хотя бы по полдня.

Для начала нужно было собрать мусор. В следующий раз, купив рулон больших полиэтиленовых пакетов, латексные перчатки и достав из кладовки резиновые сапоги, я выгребла из бытовки все, что в ней валялось. Потом пошла по участку. Закончив с участком, спустилась в канаву, идущую вокруг забора. Строительный мусор я не трогала, собирая только бытовые отходы. В результате к концу дня набралось три с половиной 120-литровых мешка всякой дряни. После рабочих, которые как бы убрали за собой участок. Причем дрянь обнаруживалась везде, даже в самых дальних углах территории.

Построив коробку домика площадью 7х7 метров, строители ухитрились загадить 20 соток земли плюс прилежащую канаву.


Вот так выглядел будущий газон около дома.

О строительном мусоре страшно вспоминать даже сейчас. Когда начали подвозить стройматериалы, прораб Гриша спросил меня, куда их можно складывать. Я пожала плечами.

- Кладите, как вам удобно.

Доски и брус сложили у дома, чтобы не нужно было таскать их издалека. Потом привезли сыпучку. Ее ссыпали у въезда. По грунту проехать было невозможно – грузовики тонули в грязи. Кучи песка лежали рядом с кучами щебенки. Все это растаскивалось по участку, перемешивалось с плодородным слоем земли, просыпалось цементом, окурками, сигаретными пачками, обрезками досок и рваным полиэтиленом – упаковками от утеплителя и других материалов.


Это газон около въезда на участок.

В результате значительная часть участка превратилась в свалку. Следующей весной я потратила огромное количество сил и немало денег, чтобы восстановить почву для устройства газона.


Так это место выглядит сейчас.

Сгнивший за зиму дом напоминал о себе, как больной зуб. Надо было искать новых рабочих.

На строительстве дома через дорогу постоянно жил и работал строитель. Назовем его Егором. Мне везет на ярких личностей. Судьба Егора достойна отдельного романа. Могучий двухметровый красавец в перестройку был коммерческим директором крупной фирмы. Деньги лились рекой. Женщины, дорогие автомобили, алкоголь, наркотики – красивая жизнь била ключом. Удовольствия закончилась, когда против руководства компании было возбуждено уголовное дело по обвинению в убийстве конкурента. Сели все. Егор провел за решеткой 8 лет – свои лучшие годы. Выйдя на свободу, некоторое время он вынужден был скрываться от старых друзей – какие-то счеты остались неоплаченными. Когда я познакомилась с ним, он жил в холодном недостроенном соседском доме, в одиночку таскал огромные бревна на второй этаж, настилал перекрытия, заводил стропила. Оборванный, грязный, всегда слегка пьяный, он цитировал мне Ницше, легко объяснял устройство синхрофазотрона – высшее техническое образование, ага! – и со знанием дела обсуждал достоинства различных сортов вин в зависимости от года выпуска. Но главным было то, что про строительство загородных домов он знал все.

Я привела Егора на свой участок. Решение было однозначным – разбирать дом. Мы договорились, что строительство он возьмет на себя – найдет рабочих и позаботится о стройматериалах. Определили сроки – два месяца. Егор привел ко мне бывшего прораба – татарина Равиля. Вдвоем они сняли всю обшивку, оставив только каркас. Брус был в несколько лучшем состоянии, чем доски. Его мы решили обработать. Егор оказался хранителем древнего рецепта. Рецептом с ним поделился старик-финн, живший на хуторе на Карельском перешейке. Состав для обработки дерева варился по специальной технологии и включал в себя несоединимые на первый взгляд компоненты – хлорное железо, подсолнечное масло, муку, воду, поваренную соль и ряд других компонентов. Изготовление шло около двух суток – составные части смешивались, нагревались, варились, соединялись друг с другом при определенных температурных режимах. Получалась жидкость оливкового цвета, которую Егор называл бурдофилином. Этой жидкостью покрывались деревянные детали. Сначала они приобретали зеленоватый цвет, а через несколько дней становились коричневыми. Кусок доски, зараженной грибком, я пропитала бурдофилином и бросила в канаву. Достав его через два года, я не обнаружила на нем даже следов гниения – дерево было в идеальном состоянии! Секрет изготовления бурдофилина Егор не открывал никому.

Тщательно обработав каркас, Равиль покрыл составом привезенные мной новые доски, которые я сама отбирала на стройбазе, и начал обшивать дом заново.

Пока Равиль делал вид, что работает, я пыталась отмыть бытовку. Досок на полу практически не было видно. Размочить грязь водой мне так и не удалось – в дерево был просто вбит окаменевший слой глины. Пришлось купить металлический шпатель и сначала отскребать им образовавшуюся корку как скребком.

Заехав в строительный магазин, я накупила кучу товаров для ремонта. Через неделю бытовку было не узнать – потолок, зашитый грязно-коричневыми листами ДВП, стал белоснежным, на стенах появились веселенькие обои, а на полу – практичный серый линолеум. Картину довершили два стеллажа из Икеи и пластиковый стол со стульями, на котором пыхтел электрический чайник. У меня появилась крыша над головой, под которой можно было переодеться, выпить чашку горячего чая, да и просто переждать дождь. Конечно, сил я потратила немало, но бытовку я собиралась оставить на участке в качестве сарая, поэтому мне было не все равно, в каком состоянии она будет находиться.

Кроме ремонта бытовки мне нужно было сделать еще одну работу. Забор, который варили под дождем осенью, перезимовал хорошо – его не повело, через него никто не попытался перелезть, перекусив сетку. Но точки сварки нужно было подкрасить – на них уже появилась ржавчина. При внимательном осмотре оказалось, что на фирме столбы и секции были покрашены весьма небрежно, во многих местах – по мокрому металлу. Там краска стала облезать. Конечно, можно было найти рабочего и дать ему в руки кисть, но я решила сделать это сама. Работа была не трудной, но давала повод приехать на участок и побыть на природе. Докупив краски и вытащив из шкафа старые джинсы, я приступила к покраске.

Через час затекла поднятая рука. Через два – заболела поясница. Через три часа, посмотрев на себя в зеркальце от пудреницы, я обнаружила, что кожа лица приобрела пятнистость как у бразильской лягушки. При этом у меня закончился растворитель. Оттирать краску со щек пришлось песком и корщеткой мылом и холодной водой из скважины. Немецкое качество было на высоте – краска держалась мертво.

Через пару дней я втянулась, и работа пошла веселее. Под ногами чавкала весенняя грязь, сверху светило солнце, пахло землей, краской, с соседских участков тянуло запахом свежих опилок и навоза. Равиль ковырялся в доме. Хоть и медленно, но работа шла. Я была счастлива.

С учетом того, что на участке я была не каждый день, на покраску забора ушло больше месяца. Ползая с кисточкой вдоль ограды, волей-неволей я видела кусочки деревенской жизни, протекающие у меня перед глазами. Сначала садоводство показалось мне почти пустым. Изредка мимо проходили какие-то люди, проезжали машины. Потом случайные маленькие отрывки стали складываться в общую картину.

Вот мужчина в кирзовых сапогах стоит у участка в конце улицы. Хозяин? Рабочий? Случайный прохожий? Это его разбитая 24-я Волга припаркована рядом?

А вот едет Фольксваген-жук. Хозяин сам напоминает жука – подвижен, энергичен и домовит. Возит стройматериалы, жужжит на участке бензопилой.

Многодетная семья гуляет по дороге по выходным. Их дети дружат с девочкой из дома через дорогу.

Подтянутая и стройная бабушка в брючках два раза в день гуляет с маленькой собачкой.

В конец улицы, к красному кирпичному коттеджу часто приезжает черный джип. Сразу видно, что за рулем – сам владелец. По-хозяйски открывает ворота, загоняет машину.

Это не город. Ты видишь всех, и все видят тебя.

Я проводила в садоводстве все свободное время. Работа двигалась не слишком быстро. Егор не мог заниматься моим домом – он работал у соседа. Равиль начал бодро, но через пару недель я обнаружила, что на моем участке он бывает редко.

- Где Равиль? – спрашивала я Егора.

- Ушел обедать, - не моргнув глазом, отвечал Егор.

- Как обедать? Еще только 11 часов!

- Он рано пришел. Сейчас вернется.

Равиль уходил в поликлинику, в магазин стройматериалов, в правление садоводства – с каждым днем причины становились все неправдоподобнее. Время шло, стройка стояла. До тех пор, пока я случайно не выяснила, что он параллельно работает у соседки на участке. Мои сроки его не волновали – он «застолбил объект», и был уверен, что я никуда не денусь. Равиля, а вместе с ним и Егора, я выгнала к чертовой матери.

К этому времени дом был обшит снаружи – ни утепление, ни внутренняя обшивка сделаны еще не были. На календаре был конец мая, а я опять осталась без рабочих.

Резюме.

  1. Перед началом строительства спланируйте стройплощадку. Если у вас на участке нет взрослых деревьев и рельефа, который вы хотите сохранить (пригорки, ручеек и т.д.), самым правильным шагом будет сгрести весь слой плодородной почвы в сторону. Да, вы потратите деньги на бульдозер, но сэкономите на последующем восстановлении почвы.

Правда, здесь часто делают следующую ошибку. До начала работ нужно определить уровень вашего участка в будущем. Останется ли он таким же? Будете ли вы подсыпать землю? Создавать искусственные перепады уровней? Забейте по углам и в нескольких контрольных точках по периметру рейки с отметками, соответствующим будущему уровню, натяните шнуры и ориентируйтесь на них при заливке фундамента.

Когда вы сдвинете грунт, ваши рабочие будут ориентироваться на тот уровень почвы, который они увидят своими глазами. Ваши планы им неизвестны. В результате после выравнивания и подсыпки участка вы получите дом с цоколем, утопленным в землю.

Невероятно? Еще как вероятно. Заложенные рядом с моим участком два фундамента под дорогие коттеджи построены именно так – ниже уровня почвы. Не надо недооценивать пофигизм строителей.

Если вы не собираетесь сдвигать почву, тщательно спланируйте площадки для разгрузки стройматериалов. Для этого вам нужно иметь окончательный план участка, на котором отмечены все будущие строения, газоны, цветники и дорожки. Выбрать щебенку из почвы вручную практически невозможно. Со временем камни выталкиваются подвижками почвы на поверхность, попадают под ножи газонокосилок и доставляют много других неудобств садоводу.

Постарайтесь сгружать сыпучие материалы там, где в будущем вы планируете делать мощение – песок и щебень, попавшие в землю в этом месте, усилят основание под плитку.

  1. Поддерживайте на стройплощадке порядок. С самого начала требуйте от рабочих соблюдения элементарного порядка. Поставьте на участке бак для бытового мусора и выделите место для строительных отходов. Особенно контролируйте гвозди и саморезы. Наступить через несколько лет на ржавый гвоздь, торчащий из бархатного газона – удовольствие ниже среднего. Я уже не говорю о риске заражения столбняком.

Я не раз наблюдала за границей, как высотные дома возводились на крохотных пятачках земли. И никакого мусора вокруг не было. Но наша широкая русская натура не привыкла к ограничениям.

Строительство дома научило меня многому. Когда на следующий год я начала строительство хозблока, рабочим было сказано с самого начала, что за окурки и банки убивать буду на месте. И показана их будущая могила. В результате кроме стружек в месте, где доски и брус пилились в размер, ничего нигде не валялось. Могут, если захотят. Точнее, если их заставить.

  1. Создайте и поддерживайте порядок в подсобных помещениях. Если вы приобретаете или строите бытовку (или сарайчик) перед началом строительства, защитите ее поверхности и сразу спланируйте внутреннее пространство. Аргументы вроде «наведу порядок после окончания стройки» буквально программируют бардак внутри на все время строительства. Нет ничего более постоянного, чем временное. Небольшие усилия, которые вы не захотите потратить в начале, приведут к постоянной неразберихе с инструментами, постоянным поискам пропавших вещей, раздражению и угасанию энтузиазма.


Tags: дача
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 40 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →