Татьяна (s0no) wrote,
Татьяна
s0no

Categories:

В защиту любимых злодеев.

Френды, snake_elena  написала прекрасную сказку.   komendantsha_4e  возмутилась и написала продолжение. Я возмутилась еще больше и написала продолжение продолжения.

1.

За Бабой Ягой с металлическим лязгом захлопнулась дверь КПЗ. Лешего втолкнули в соседнюю камеру. Старушка огляделась. Обшарпанные стены, решетка  на окне и деревянные топчаны  вдоль стен. Пахло хлоркой и  кислой капустой.

Баба Яга постучала в стену.

- Леший! Ты как там?

- Как я могу быть, когда я в тюрьме? – захныкал Леший.

- Да не в тюрьме, а в камере предварительного заключения, - сплюнув через дырку между зубами, поправила его Яга.

- Что делать-то будем?

- Ишь ты, какой торопливый. Только прибыли, а  уже делать что-то собирается. Отдохни пока. Два века из своего болота не вылазил. Раз уж тебя силком вытащили, хоть на мир посмотри.

- Да где он, тот мир? – взвыл Леший. – Стены да решетки.

- И кто ж в этом виноват? – ехидно поинтересовалась старушка. – Чья обязанность – глаза лишним людям отводить? В наш лес кого не надо не пущать? А?

- Занят я был, занят!

- Знаю я, чем ты был занят. Опять с кикиморами самогон из мухоморов гнал?

За стеной Леший втянул голову в плечи. «И откуда только старая все знает?» - бормотал он, запустив грязные пальцы в лохматую голову.

Яга захихикала.

- Не горюй, лохматенький! Один раз я супостатов проморгала, а второму не бывать! Спи давай. Утро вечера мудренее.

 

2.

Утром Лешего разбудили шаги в коридоре и лязг открываемой двери. Ему принесли завтрак. Взяв миску с кашей неопределенно-серого цвета, Леший сморщился.

- Что, милай, не по нраву завтрак? – раздался из-за стены голос Яги.

- Гадость! – с отвращением выдохнул Леший. – Ни тебе червячка свежего, жирного. Ни ряски болотной на десерт.

- Ряску он вспомнил, - издевалась бабка. – Как похлебку с человечинкой есть, так первый прибегал. А как в КПЗ, так прям весь из себя такой правильный!

Этого Леший уже не выдержал. Ночь на жестком деревянном топчане вместо мягкой травки под боком, грязное колючее одеяло, мерзкая каша на завтрак, да еще издевательства старой подруги – последнего луча света в темном царстве, так сказать -  переполнили чашу терпения. Леший заплакал навзрыд, растирая слезы грязным кулаком по морщинистым щекам.

- Эй, Леший, ты что? – испугалась Яга. – Я ж пошутила! Перестань сейчас же. Все будет хорошо!

- Домо-о-о-й хочу! – завывал Леший. – К кикиморам! К Горынычу, у пасти огнедышащей бока погреть! Мухоморовки на ночь выпить!

- Потерпи маленько, - утешала его Яга. – Скоро, скоро вернемся. Мне совсем немного времени надо. Только воспитательную работу проведу с личным составом, и вернемся. Чтоб впредь неповадно им было беспокойство нам доставлять.

- Как вернемся-то? – причитал Леший. – Сидим тут в темнице за стенами каменными, решетками железными, дверьми дубовыми, нет нам отсюда входа-выхода…

Из-за стены донесся тихий дребезжащий смех, переходящий в хохот.

- Ты прям народный сказитель, Лешенька! Только где ты дубовые двери-то углядел? И как это нет выхода? Вон решетка какая, бери, да выходи на волю вольную.

- Частая, ой частая решетка-то!

- У печки труба, чай, поуже будет, чем дырки в ихней решетке. Да еще и грязная – вечно сажа за шиворот сыпется.

- Дык, ступа-то твоя дома осталась! И метла тоже за печку задвинута!

- Эх, ступа, ступа, - вздохнула Яга. – Только ведь на новую модель пересела. 5 скоростей, ABS, турбонаддув, подогрев сидения. Опять же, GPS приладила. Мечта, а не средство передвижения.  Ну да ладно, еще налетаюсь. А чтоб до дома долететь, мне и швабры из ментовского чулана хватит.

В коридоре снова раздались шаги. Пришли за Бабой Ягой. Ей предстоял допрос у следователя.

 

3.

- Присаживайтесь. Харитонова Устиния Яковлевна? – спросил следователь, хмуро глядя на вошедшую в кабинет старушку.

- Ягой меня кличут, милай.

- Ваши клички нам хорошо известны. Вы знаете, в чем вас обвиняют?

- Иван, ментовский сын, что-то там про организацию преступной группы бормотал, - посмотрев на потолок, вспомнила Яга.

- Разбой и  убийство нескольких человек. И все это - совершенное группой лиц по предварительному сговору. Я уже не говорю, - тут лицо следователя исказилось гримасой отвращения, - о каннибализме. Вы признаете свою вину?

Баба Яга моргала, сжав жилистые кулачки перед грудью.

- Какую вину, милай? Группа лиц – это мы с Лешим, штоле? Ничего я не организовывала. От века мы с ним соседи, в одном лесу живем. А то, что Серегу-менеджера съели, так это нам по штату положено.

От удивления следователь открыл рот.

- По какому штату? Ты что, бабка, с ума съехала?

Яга вздохнула и начала издалека.

- Вот скажи, милай, ты в детстве какую сказку больше всего любил?

- В каком детстве? – набычился следователь. – При чем здесь мое детство? Ты мне зубы не заговаривай!

- Ну, скажем, года эдак в три, - невозмутимо продолжала Яга. – Не помнишь? Я тебе подскажу. Сказку про Колобка ты любил. Бабка твоя читала  тебе ее перед сном. А почему, спрашивается, любил? Нравился тебе Колобок. Веселый он такой, жизнерадостный, неуловимый. А как ты плакал оттого, что Лиса его перехитрила, помнишь? А когда подрос, понял, что жизнерадостный дурак обречен. И разумная хитрость – лучшая жизненная стратегия. 

Следователь заворожено смотрел на Ягу. Его даже не удивили умные слова, непринужденно слетающие с бабкиных губ.

- А ты-то здесь при чем? – выдавил он, наконец, из себя. – Тебя в этой сказке нет.

- «Тебя в этой сказке нет!» - передразнила его старушка. – Ты, когда в ресторан приходишь, часто шеф-повара видишь? А если не видишь, то думаешь, что гардеробщик тебе бифштексы жарит? Вот то-то. Если б меня не было, сказка была бы совсем другой. А ты сам посмотри. С этими словами старушка ткнула коричневым узловатым пальцем в стол следователя. Проследив за ним взглядом, он вдруг вспомнил, что в ящике уже неделю валяется книга русских народных сказок, которую он купил трехлетнему сыну, да так и забыл отнести домой.

Едва открыв томик на сказке о Колобке, следователь понял, что со сказкой что-то не так. Она была слишком короткой.

«Жил-был старик со старухою. Просит старик: "Испеки, старуха, колобок". - "Из чего печь-то? Муки нету". - "Э-эх, старуха! По коробу поскреби, по сусеку помети; авось муки и наберется".

Взяла старуха крылышко, по коробу поскребла, по сусеку помела, и набралось муки пригоршни с две. Замесила на сметане, изжарила в масле и положила на окошечко постудить. Колобок остыл, они его и съели».

Следователь не поверил своим глазам. Как это съели? Не могли они его съесть! Это неправильная сказка!

- Могли, еще как могли! – нравоучительно отвечала старуха его невысказанным вслух мыслям. – И съели бы, если б Кащей им бражки на порог не подкинул. Ну, а когда они бражку нашли, тут уж им стало не до Колобка. А от зайца, волка и медведя, думаешь, он сам укатился? Как бы не так! Все кикиморы из болота вылезли, зверей пугали. Леший на медведя полчаса морок наводил. Вот и получилась сказка.

Следователь перевернул страницу. «Гуси-лебеди» - было написано на полупустом листе.

 

«Жили мужик да баба. У них была дочка да сынок маленький.

Доченька, — говорила мать, — мы пойдем на работу, береги братца! Не ходи со двора, будь умницей — мы купим тебе платочек. Отец с матерью ушли, а дочка позабыла, что ей приказывали: посадила братца на травке под окошко, сама побежала на улицу, заигралась, загулялась. Потом вернулась к братцу, а тут и отец с матерью с работы вернулись».

- А где гуси-лебеди? – ошеломленно спросил он. – Где печка с ржаными пирожками, дикая  яблонька, речка молочная с кисельными берегами? Где Баба Яга, которая хотела девочку съесть?

- Ну вот и я понадобилась, - захихикала старушка. – Чего ж ты не радуешься, что несчастному ребенку никто не угрожал?

Следователь лихорадочно листал книгу. Емеля спал до старости на вросшей в землю, полуразвалившейся печке. Никто не воровал из царского сада золотые яблоки, не ездил Иван-царевич, третий сын, за Жар-птицей. Сестрица Аленушка с братцем Иванушкой благополучно возвращались домой, выпив водицы из криницы, а вовсе не из копытца.

Марьюшка и не думала искать Финиста-ясна сокола, а вышла замуж за купца заезжего. Не было на дубе ларца, а в ларце Кащеевой смерти, да и Кащея никакого не было – только картинка с Марьей Моревной, красой ненаглядной,  вышивающей крестиком кухонное полотенце.

- Ну что, нравится? – издевательски спросила Баба Яга. – Нету тут нас, злодеев. И героев без нас тоже нету. И подвиги совершать незачем. А раз незачем, так они все и живут, хлеб жуют. И умные, и дураки.  И благородные, и подлецы. И помирают, так и не узнав, какие они на самом деле.

- Но есть-то их зачем? – простонал следователь. – В печку на лопате зачем совать?

- Для пущей интриги и драматизму, - подбоченившись, объяснила бабка. – Если я стану одних зайцев есть, кто ж меня будет бояться? Кто мои загадки отгадывать станет? Ум напрягать? От опасности спасаться? Нет, мил человек, без лопаты никак нельзя.

- В камеру! – обессилено выдохнул следователь и вызвал конвой.

4.

- Ну что там, старая, что? – приник Леший к стене, услышав, что Бабу Ягу водворили на место.

- Да все нормально, ты не беспокойся. Сейчас выбираться отсюда будем.

- А кто ж тебе метлу принесет?

- Не метлу, а швабру. Есть кому принести, как же не быть, - пробормотала старушка и, сложив ладони лодочкой, прошептала в них несколько слов.

Из-за угла неторопливо вышел черный кот и подошел к двери камеры.

- Я тут, Яга.

- Баюн, а ты что здесь делаешь? – изумленно спросил Леший, услышав знакомый голос.

- Истории собираю, - невозмутимо объяснил кот. – Попробуй-ка триста лет каждый день порассказывай одно и тоже. С ума спрыгнешь. Вот и хожу, изучаю жизненные сюжеты.

- Здесь?! – ахнул Леший.

- А чем здесь плохое место? Чего я только здесь не наслушался! Сначала при парикмахерской обретался. Да там все мелковато оказалось – у кого муж напьется, у кого ребенок двойку из школы принесет. То ли  дело тут! Злодей на злодее и злодеем погоняет!

- Ну, ты это, не увлекайся, - угрожающе произнес Леший.

- Хватит болтать, - оборвала их Баба Яга. Давай-ка, котик, достань мне швабру из чулана, пока милиционеры чай пьют. Что-то я тут подзасиделась.

Через несколько минут швабра была уже в цепких старушечьих руках. Удовлетворенно хмыкнув, Яга села на нее верхом, повернулась три раза вокруг своей оси, топнула ногой, прошептала себе под нос несколько слов и, приподнявшись над полом, облачком просочилась сквозь прутья решетки. Вылетев из здания, она притормозила у соседнего окна, протянула руку и, выдернув из камеры Лешего, небрежно швырнула его себе за спину. Леший вцепился в растянутую древнюю кофту старушки и скрестил ноги под собой. Набрав скорость, швабра заложила вираж и направилась в сторону синеющего вдалеке леса. Совсем  рядом переливались и манили огни огромного города.
 


Кто-нибудь хочет продолжить сказку  дальше? Сюжет требует развития!
Tags: сказки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 28 comments