Татьяна (s0no) wrote,
Татьяна
s0no

О воспитании, потребностях и вине родителей

Недавно в сети и оффлайновых СМИ обсуждался случай, произошедший в Ростове-на-Дону. Не справившись с воспитанием, родители отдали в детский дом сына-школьника.  Об этом писали новостные ленты и топ-блогеры. Пост Радуловой собрал больше тысячи комментариев. Сидела и  читала комменты как роман. Мнения, как водится, разделились. От «мерзкие, подлые ублюдки. расстрелять бы этих тварей...» и «они мудаки. причем не просто мудаки, а преступные мудаки, которым нет оправдания» (это о родителях, если кто не понял) до «больную ветку с дерева долой» (это о сыне).

Робкие попытки немногих здравомыслящих людей сказать, что по двум-трем абзацам статьи нельзя судить о том, что на самом деле происходило в этой семье, категорически игнорировались.

Примеры из собственного опыта некоторых комментаторов (например, такой: "Вы знаете, такое бывает в жизни. Нас в семье двое. Я и младший брат. Росли в одном доме, одно воспитание, одни родители, та же любовь, ласка и т.д. Мой брат с детства доставлял родителям проблемы. В 4 года с мальчиком сбежал из детсада. Из 2 школ отчислили. Со старших классов был на учете в ментуре. Институт с горем пополам мама за него закончила. Сейчас ему 31 год. Ведет разгульный образ жизни, пьет, жены нет, детей нет. Родителям не помогает. Для свои друзей готов жизнь отдать») игнорировались тоже. Ну, в крайнем случае, заявлялось что-то вроде «вооот, ваша мать, тем не менее, своего сына не бросила».

В общем, холивар как он есть. Я не собираюсь давать оценку этой ситуации – именно потому, что информации о ней недостаточно. Только замечу, что на днях этот сюжет прошел в новостях по НТВ, и крупным планом на экране было показано решение суда о лишении родителей родительских прав. Так вот, этому «ребенку» уже не 14 лет, как было написано в статье. Он 1996 года рождения, и в апреле ему исполняется 17. 

Я хочу немножко поговорить о формировании потребностей у детей. Где граница возможностей педагогики? Кто виноват в том, что в благополучных семьях вырастают подонки? Нет, Америки я вам не открою. Все мои рассуждения носят чисто спекулятивный характер – наука психология слишком мало об этом знает, чтобы с уверенностью утверждать что бы то ни было. Человек невероятно сложен, психика многопланова, отдельные факторы в чистом виде вычленить невозможно.

Второй трудностью в изучении потребностей является невозможность их измерения. В каких единицах их мерить? Каким инструментом? К какому месту этот инструмент прикладывать?

Но я таки попробую порассуждать. Поболтать хочется, язык-то бабий. Всем известно, что переходный возраст – это возраст, трудный и для родителей, и для ребенка. Вчера еще  послушный и милый мальчик неожиданно становится неуправляемым, конфликтным, пренебрегающим учебой и домашними обязанностями. Что происходит?

В этом возрасте  ребенок открывает собственное «я», или, говоря языком психологии, формирует эго-идентичность. Понятно, что мир гораздо больше семьи, к которой принадлежит ребенок, и полноценное осознание себя невозможно без определения своего места в окружающем социуме.

Семья (особенно полная) по определению является жесткой ролевой структурой. Как бы ни был умен, образован (для своего возраста), дисциплинирован ребенок, места отца (для мальчиков) или матери (для девочек) в семье  он  не займет. Не займет и места старших братьев и сестер. Где он может претендовать на изменение своего социального статуса? Только в группе сверстников. Кроме того, только в такой группе  подросток может «примерить» на себя разные роли, почувствовать обратную связь при проявлении тех или иных черт своего характера.

«Напряженная потребность в общении и аффилиации превращается у многих ребят в непобедимое стадное чувство: они не могут не только дня, но часа пробыть вне своей, а если своей нет — какой угодно компании. Особенно сильна такая потребность у мальчиков», - пишет И.С. Кон в своей книге «Психология ранней юности».

И вот тут начинаются трудности. Ценности этих самых подростковых групп могут совсем не совпадать с ценностями родителей подростка. «Попал в дурную компанию» - слышали такое выражение? Что могут сделать родители?

Как пишет тот же Кон, «существует несколько относительно автономных психологических механизмов, посредством которых родители влияют на своих детей.

Во-первых, подкрепление: поощряя поведение, которое взрослые считают правильным, и наказывая за нарушение установленных правил, родители внедряют в сознание ребенка определенную систему норм, соблюдение которых постепенно становится для ребенка привычкой и внутренней потребностью.

Во-вторых, идентификация: ребенок подражает родителям, ориентируется на их пример, старается стать таким же, как они.

В-третьих, понимание: зная внутренний мир ребенка и чутко откликаясь на его проблемы, родители тем самым формируют его самосознание и коммуникативные качеств
а».

Но это теория. Система норм, которая "должна стать внутренней потребностью", на практике становится ею далеко не всегда. Например, возьмем потребность в знаниях. Зайдите на любой мамский форум и на первой же странице найдете крик души: «мой сын (дочь) ничем не интересуется, книг не читает, учиться не хочет, целый день играет в «Варкрафт» или пропадает на улице непонятно с кем».

При этом родители (те, кто осознает проблему и пытается с ней справиться) – это, как правило, люди с высоким уровнем образования и широким кругом интересов. Почему их ребенку ничего не интересно? Неизвестно.

Лично я считаю, что в основе любой социальной потребности лежит генетическое основание. Просчитать его влияние невозможно - слишком многое влияет на то, как наследственность будет проявляться в фенотипе.

Делались попытки определить влияние наследственности на разные психологические характеристики. Вот обзор очень интересной работы, касающейся влияния наследственности на IQ. Оказалось, что IQ усыновленных детей в гораздо большей степени коррелирует с IQ их биологических родителей, нежели социальных.

С потребностями все сложнее – их не измерить. Но возьмем, например, детей-интравертов. Потребность в общении у них заведомо меньше, чем у экстравертированных личностей. Можно ли ее развить воспитанием? Вряд ли. С помощью воспитания можно научить ребенка приемам общения, позволяющим снизить травматичность общения с посторонними, но добиться того, чтобы он получал удовольствия от общения с большим количеством людей, нельзя.

А развить потребность в знаниях – можно? Мне представляется, что только в пределах генетической предрасположенности. Если ее нет, то никакая педагогика не поможет. Все рассуждения о том, что «ребенком надо заниматься, вот тогда…» могут быть отнесены только к ИМЕЮЩЕЙСЯ потребности, которая, конечно, при внимательном отношении будет развиваться. В тех пределах, в которых она имеется.

Если генетическая предрасположенность сильна, то она сама возьмет свое. Я вспоминаю, как бабушка рассказывала мне об отце. Когда он был школьником и ходил в младшие классы, они жили на хуторе под городом Чернобылем. До ближайшей школы было около пяти километров. В любую погоду – в снегопад, мороз, ливень, ветер – он рвался в школу. И ходил туда, между прочим, пешком. Даже когда он заболевал, и у него поднималась температура, в школу его приходилось не пускать силой – иначе хватал сумку и убегал. Что, кто-то специально воспитывал эту потребность? Нет. Бабушка нянчилась с младшим ребенком, дед работал. Образование у деда было средним, а у бабушки – и вовсе 4 класса.

Диана Баумринд, исследователь с мировым именем, после многих лет изучения процесса социализации в детском и юношеском возрасте пришла к очень впечатляющему выводу:  конкретные свойства личности ребенка в принципе невыводимы ни из свойств его родителей (ни по сходству, ни по контрасту), ни из отдельно взятых методов воспитания.

А теперь вернемся к примеру, с которого я начала пост. Есть подросток, у которого система ценностей не совпадает с системой ценностей его родителей. С родителями все просто – учись, работай, строй свое будущее. У сына – несколько иначе. Потребности в новых знаниях нет.  Учеба для него – не ценность. Попыток сделать над собой усилие не видно: плохо дается материал, значит, в школу и ходить не нужно. Отношения с родителями портятся.

Но кем-то нужно быть любимым? От кого-то нужно получать вот эту необходимую порцию тепла и уважения? Конечно – от той самой группы подростков. А в ней какие ценности? Дорогой телефон, компьютер и т.д. Чтобы соответствовать, нужны деньги. Где их взять? Украсть у родителей. Еще одна родительская ценность разрушена, еще один повод для ухудшения отношений и разрыва связей между родителями и сыном.

Могут ли измениться родители? Нет. А сын? Тоже вряд ли.  Виноваты ли родители в том, что у сына другая система ценностей?  Не могу сказать определенно. Воровать они его точно не учили.

Ну, а что касается пресловутой родительской любви, то она вовсе не так уж безусловна и врожденна. Это чувство вообще обладает гормональной обусловленностью, и, следовательно, имеет жесткую генетическую подкладку. И никакими сознательными усилиями его не вызвать. Помните историю Тамары (Харе Кришна, или История об одной женской судьбе)? Женщина, делавшая для своих детей все, что было в ее силах, не раз жаловалась, что любви к ним она не испытывает. Вот не испытывает, и все. Каждый день она молилась Кришне, чтобы он послал ей это чувство. И таких матерей – ответственных и заботливых, но ничего не испытывающих к своим детям, я видела немало.

Итак. что мы имеем на выходе? Родителей и совершенно чужого им по духу подростка. Точнее сказать, уже не подростка - в 17 лет человек  должен понимать последствия своих поступков.  А если понимает и все равно продолжает - это уже не детский каприз, а жизненная позиция.

Если есть жизненная позиция, отвечай за нее. Не нравятся родители - уйди сам. Паспорт есть,  иди в ПТУ, переезжай в общагу, зарабатывай себе на жизнь сам и не перед кем не кланяйся. 

Как долго родители обязаны жить с ним под одной крышей? До какого возраста? Как вы считаете?

Tags: житейское
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 53 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →