Татьяна (s0no) wrote,
Татьяна
s0no

О заботливых родственниках, житейских передрягах и рождественских чудесах

2003 год

 

Эта клиентка пришла ко мне в начале осени по рекомендации от агента из другого города. Я писала о коммуналке, один из жильцов которой решил переехать из Петербурга в Новгород. Сделка прошла успешно, а мой номер телефона остался у агента, который продал нам квартиру. Когда у одной из сотрудниц агентства встал вопрос о покупке в Петербурге комнаты для матери и брата, студента первого курса Сельхозакадемии, о нем вспомнили, мне позвонили и попросили подобрать объект.

Я отказалась.

У меня шло семь сделок параллельно, из них две были расселением коммуналок. Не до комнат. Но с женщиной (назовем ее Анной Сергеевной) я поговорила и предложила ей другую схему совместной работы: я консультирую ее по телефону, она ищет комнату сама,  а когда найдет, я проведу сопровождение сделки. На том и порешили.

Анна Сергеевна позвонила через две недели.

- Татьяна Владимировна,  надо срочно вносить аванс, а то комната уйдет, - возбужденно говорила она в трубку.

- Расскажите сначала, что вы такое чудесное нашли.

- Ой, комната хорошая, 16 метров, в шестикомнатной квартире на улице Боровой.

- Сколько стоит?

Она назвала цену. Я даже поперхнулась. Комната на Боровой никак не стоила таких денег.

- Что так дорого? – спросила я Анну Сергеевну.

- Коммуналка перспективная, на нее уже практически есть покупатель, а при расселении я получу отдельную квартиру.

Эти сказки мне приходилось слышать много раз.

- Если там такая замечательная перспектива, почему хозяин продает комнату, а не ждет расселения сам?

Я не стала ей объяснять, что квартиры на улице Боровой если и будут когда-нибудь расселяться, то последними в Петербурге. Таков рейтинг этого микрорайона, и ни один состоятельный покупатель не купит здесь большую квартиру. Сами жители этих мест ни за что не согласятся с тем, что я сейчас написала, и будут говорить, что жить там чудесно – Невский близко, метро вообще рядом, да и район тихий. Но общественное сознание – упрямая вещь.

- А как вы нашли эту комнату? – спросила я Анну Сергеевну.

- Мне родственник помог. У него в Петербурге много знакомых, хорошие связи.

- Чтобы найти комнату, связи не нужны. Эту комнату покупать не нужно – она слишком дорогая. За ваши деньги можно найти что-то гораздо лучшее. Не надо искать по знакомым, достаточно изучить предложения в Бюллетене недвижимости.

- Не надо покупать? – огорченно вздохнула Анна Сергеевна. – А я уже так настроилась.

Еще с полчаса я проводила среди нее воспитательную беседу, зачитывала варианты из Бюллетеня, рекомендовала посмотреть некоторые предложения. В конце концов Аина Сергеевна со мной согласилась.

Следующий раз она позвонила еще через десять дней.

- Татьяна Владимировна, надо срочно вносить аванс…

На этот раз «сказочным» вариантом были две комнаты в ветхом доме на Загородном проспекте – на первом этаже, окнами на помойку, стоящую в глухом дворе-колодце.

- Снова родственник помог? – поинтересовалась я.

- А что, опять плохо? – забеспокоилась Анна Сергеевна. – Татьяна Владимировна, так ведь там целых две комнаты! 

- В которых никогда не будет света. Нет, Анна Сергеевна, эти комнаты тоже брать нельзя.

В трубке повисло глухое молчание, а потом Анна Сергеевна  разрыдалась.

- Я уже не могу ждать, - сквозь слезы объяснила она. – Мне не на что жить, и меня с сыном выгоняют на улицу.

С трудом удалось ее немного успокоить, а потом она рассказала мне свою историю. Всю жизнь Анна Сергеевна прожила в Новгороде. С мужем развелась, одна вырастила двоих детей. Работала учительницей в школе – преподавала математику. Когда началась перестройка, зарплаты у учителей стали такими, что невозможно было прожить даже одному человеку. К счастью, дочка к этому времени вышла замуж и переехала к мужу. Но кормить и одевать сына-подростка было не на что.

Анна Сергеевна закончила бухгалтерские курсы и устроилась на работу в коммерческую структуру. Структура просуществовала недолго – около трех лет, а потом закрылась, не выдержав конкуренции. Сотрудники оказались на улице.

И тут на дне рождения у родственницы Анна Сергеевна познакомилась с Вадимом - троюродным племянником пятиюродной тетки, о существовании которого она до этого времени не подозревала. Вадим жил в Петербурге и занимался коммерческой недвижимостью – что-то покупал, что-то сдавал в аренду. Узнав, что Анна Сергеевна ищет работу, он предложил ей переехать в северную столицу и помогать ему в его бизнесе. Зарплату пообещал приличную, а самое главное – предложил жилье: комнату в коммуналке в центре города. Анна Сергеевна с радостью согласилась.

Комната оказалась действительно в центре – на Лиговском проспекте, в двух шагах от площади Восстания. Правда, запущена она была сверх всякой меры,  в ней жили два алкоголика, а через двор было страшно ходить в темное время суток, но это было жилье.

Не прошло и года, как на Анну Сергеевну напали прямо в подъезде – ударили по голове и вырвали из рук сумку, в которой лежала зарплата за полмесяца.  С сотрясением головного мозга она попала в больницу.

Работа оказалась нелегкой – с утра до вечера  Анна Сергеевна ездила на просмотры, показывала офисы и склады, заключала договоры об обслуживании, получала нужные справки. Арендаторы капризничали, иногда съезжали, не заплатив, и тогда ей приходилось покрывать часть потерь из своей зарплаты. Заработок, казавшийся приличным по масштабам Новгорода, в Петербурге был просто смешным. Она опять еле сводила концы с концами.

Через год Вадим обратился к ней с просьбой – приватизировать комнату, в которой она жила. У него право приватизации было утрачено, а у нее – нет. Он просил заключить договор на ее имя. Она согласилась. Собрав все документы, Анна Сергеевна оформила договор приватизации.

К этому времени трехкомнатная хрущевка, в которой она жила в Новгороде, была продана с помощью дочери. На эти деньги Анна Сергеевна собиралась купить комнату в Петербурге – на большее денег не хватало. Узнав об этом, Вадим предложил ей дать ему эти деньги в оборот, пообещав, что за год-два прибыль будет такой, что она сможет купить себе квартиру.

Анна Сергеевна готова была согласиться – Вадим такой замечательный, так ей помогает во всем. Здравого смысла хватило только у дочки.

- Ты что, мама? Эти деньги – все, что у тебя есть. А если он их тебе не отдаст? Ты вообще останешься на улице. Ни за что не соглашайся!

Когда Анна Сергеевна, переживая и стесняясь,  сообщила Вадиму о том, что денег она ему не даст, он вышел из себя и устроил ей безобразную сцену. Было ли это причиной или только поводом, но он уволил ее с работы (на которой она никак не была оформлена – все договоренности существовали только на словах) и предложил освободить комнату в течение двух месяцев. Один месяц уже прошел.

Анна Сергеевна провела его в поисках работы и подборе комнаты. Подбирать жилье ей помогал другой дальний родственник – как он это делал, я уже поняла. Наивную и доверчивую провинциалку нагло разводили, пытаясь втюхать ей откровенный неликвид за большие деньги.

С работой было еще хуже – Анне Сергеевне исполнилось 45 лет. Ни в одном отделе кадров с ней даже не хотели разговаривать. Не имея знакомств в городе, в таком возрасте устроиться на работу с зарплатой, на которую можно прожить двоим, было практически невозможно.

За время, прошедшее с момента нашего знакомства с Анной Сергеевной, я успела закрыть три сделки и сделать основную часть работы еще по двум. У меня появилось свободное время.

- Не переживайте, Анна Сергеевна, - подумав, сказала я. – Попробуем найти вам работу.

- А комнату? Меня же скоро выгонят!

- Откуда? Из комнаты, в которой вы прописаны и которая по документам является вашей собственностью?

- Но на самом деле она ведь не моя! Я не могу в ней оставаться без разрешения. Это нечестно.

- А требовать у вас деньги и шантажировать вас жильем и работой – честно? Переживет ваш родственник, если вы задержитесь в своей комнате еще на недельку-другую. Вы не одна – с вами сын. Он, конечно, уже большой мальчик, но на улице ему жить не следует. Разберемся с работой – будем искать жилье. Я сама этим займусь – хватит полагаться на такую родню.

Для начала я позвонила своему бывшему клиенту – совладельцу банка. Кроме банка, у него было множество средних и малых фирм и фирмочек.

- А что твоя клиентка умеет делать? – спросил он.

- Она – бывшая учительница. Ищет работу менеджера или делопроизводителя. Рассматривает все предложения.

Работы для нее не нашлось. Везде требовались люди с профессиональными навыками. Просто рабочие руки были не востребованы. Впрочем, мне (или ей) повезло уже со второй попытки. Другой мой клиент с обширной сетью предприятий послал меня к своей тетке, которая заведовала у него кадрами. Ее квартирой я тоже занималась несколько лет назад.

- Танечка! Чем могу помочь? – радостно приветствовала она меня.

- Возьмите на работу женщину. Очень добросовестная, старательная и патологически честная. Правда, ей уже за сорок.

Я не стала говорить, что все мое общение с Анной Сергеевной сводилось к телефонным разговорам, и я ни разу не видела ее в реальности.

- Нам нужен человек в отдел учета, - задумчиво сказала бывшая клиентка. – Но у нас молодой коллектив.

Пока я думала, как бы помягче сформулировать намек на то, что ей самой уже под шестьдесят, она вздохнула и предложила Анне Сергеевне прийти на собеседование.

- На собеседование?! – не поверила Анна Сергеевна. – Но ведь мне уже 45. Меня все равно не возьмут.

- Вы не с улицы туда идете. Про ваш возраст я им сказала. Главное, верить в успех.

На следующий день мы с Анной Сергеевной встретились около офиса. Она оказалась очень приятной, скромно, но со вкусом одетой женщиной. Видно было, что в молодости она была  просто красавицей, но и теперь выглядела очень неплохо. Хорошее впечатление она произвела на всех сотрудников, и на работу ее взяли. Зарплата вместе с квартальными премиями была примерно в два раза больше той, которую платил ей Вадим. 

Одна проблема была решена. Оставалось найти жилье. Офис фирмы, в которую Анна Сергеевна устроилась на работу, находился радом с Балтийским вокзалом.

- А как вы относитесь к жилью в пригороде? – спросила я Анну Сергеевну. – За эти деньги можно купить отдельную квартиру по Гатчинской ветке. На работу вам будет удобно ездить электричкой – от Гатчины она идет 40 минут. Давайте посмотрим варианты.

- Давайте, - загорелась Анна Сергеевна.

Квартиру мы ей нашли в маленьком квартале пятиэтажных жилых домов в двух километрах от Гатчины.  Причем двухкомнатную и с кухней около 9 метров. Пять минут на маршрутке до электрички. Да, это, конечно, не Петербург, но разве может сравниться жизнь в отдельной квартире с существованием в коммуналке?

Правда, в квартире жила алкоголичка, которой ее агент подбирал комнату в пригороде, а разницей в цене гасил астрономические долги по квартплате, но мы готовы были ждать. Сделка состоялась.  В новую квартиру  Анна Сергеевна въехала как раз к Рождеству.

- Знаете, Татьяна Владимировна, - по секрету сказала мне Анна Сергеевна, когда мы получали договор с регистрации в Регистрационной палате, - я ведь в октябре, когда все было совсем плохо,  была у гадалки.

- И что она вам сказала?

- Сказала, что к Новому году  у меня будет и работа, и квартира благодаря какой-то женщине. А я ей совсем не поверила.

Я засмеялась. Почему бы и не поверить? Ведь девять агентов из десяти -  женщины. И иногда мы решаем не только квартирные вопросы.

 

Tags: сделки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 88 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →