Татьяна (s0no) wrote,
Татьяна
s0no

О людях, которым хорошо там, где они есть, или как я ездила на Мальту

(Окончание. Начало здесь.)


В начале мая на Мальте еще совсем не жарко. Солнце прогревало воду только к обеду,  хотя и тогда ее температуре не превышала 17-18 градусов. Купались только местные мальчишки и русские туристы. Поэтому по утрам я брала фотоаппарат и отправлялась в какой-нибудь очередной городок. На Мальте есть только один вид общественного транспорта – автобус. Самый длинный маршрут – через весь остров – занимает около часа. Главная и единственная станция находится у ворот Валетты. Поэтому сначала приходилось ехать туда, а там уже пересаживаться на нужный рейс.

 

Автобус – одна из достопримечательностей Мальты. Когда Мальта получила независимость и англичане ушли с острова, они оставили в подарок свежеиспеченной республике свой автобусный парк – несколько десятков желто-оранжевых машин. С тех пор все новые автобусы красят в такой же цвет. Их изображения можно купить в виде сувениров,  напечатанными на открытках и календарях. В чем причина этой гордости, не совсем понятно, но яркий автобус стал таким же символом острова, как и рыцари.

Приехав на вокзал первый раз, я спросила стоящих в стороне двух местных жителей, какой номер маршрута мне нужен, чтобы попасть в Мдину.  Мне тут же объяснили, куда нужно идти, и порывались  за руку отвести на остановку – внимание к туристам не знало границ.

Все мальтийцы говорят по-английски. Но выговор их весьма своеобразен. Слов «bus» они произносят как «бус». Точнее сказать, так же как и в слове «Мульта», вместо «а» звучит какой-то удивительный дифтонг, в котором доминирует звук «у». Как я ни пыталась  воспроизвести это произношение, мне так и не удалось издать даже приблизительно похожий звук.

Одним из первых городов, который я посетила, была Мдина. Мдина («город знати»), бывшая столица Мальты, находится в центре острова. Ее возраст около 4000 лет. За тысячу лет до рождества Христова  финикийцы построили стену вокруг бывшего здесь поселения и назвали его Малет. Потом сарацины окружили верхнюю часть города более высокой стеной и переименовали его в Мдину – «город, окруженный стенами».


Улица в Мдине.

Когда рыцари Ордена появились на Мальте, они дали клятву уважать автономию Мдины и повторяли ее при каждых выборах Великого магистра.

Мдина с появлением Валлетты превратилась в задумчиво-религиозный «молчаливый город» с узкими улочками. В центре Мдины живут лишь несколько сотен человек – аристократы крови,  представители древнейших родов Мальты.


Зелень в Мдине тоже есть. Но мало.

В Мдине находятся несколько монастырей, известных своими жесткими уставами. Например, монахини женского бенедиктинского монастыря, построенного в середине 15 века, не могут покинуть его даже после смерти. Из мужчин им разрешено видеть только врача и архитектора-директора.

Можете ли вы представить себе такую жизнь? Смиряющих плоть невест Христовых, прикованных к этим камням не силой принуждения, но любви. Квартал вблизи Кафедрального музея, где находится монастырь, называют «зоной безмолвия».

Еще один день я провела в местечке с непроизносимым названием Marsaxlokk. Он расположен во второй по величине гавани Мальты. С утра рыбаки выгружают на набережной свой улов, и рыбный рынок начинает работу.



Под разноцветными зонтиками на поддонах лежат груды крабов, кальмаров, рыбы с яркой чешуей, пахнущие морем. Серьезные мальтийки придирчиво выбирают товар, продавцы разделывают выбранные тушки, улыбаются, складывая куски в пакеты. Рынок кипит, людской водоворот не ослабевает – все время подходят новые покупатели.





Чуть поодаль продают одежду и сувениры.



На другой стороне дороги в маленьких кафе можно заказать рыбу на гриле, calamari rolls – кальмаров, порезанных колечками и обжаренных в оливковом масле, запить это все холодным белым вином из запотевшего бокала. Простые маленькие  радости, из которых и складывается ощущение безмятежного счастья.

Однажды утром я поехала в Таршиен. Это место, в котором находится один из мегалитических храмов. Эти храмы на Мальте – самые древние сооружения на Земле – им примерно 6000 лет. Они старше египетских пирамид и пирамид майя.

Так уж получилось, что я ухитрилась сесть не на тот автобус – да, мой топографический кретинизм путешествует вместе со мной. Примерно в середине маршрута я обнаружила, что еду не туда. Пришлось спрашивать сидящих впереди меня мальтийцев где мне нужно выйти, чтобы сделать пересадку, и на какой маршрут. Через три минуты весь автобус подключился к обсуждению логистической проблемы по отправке меня в нужное место. В какой-то момент мне даже показалось, что водитель, тоже бурно участвовавший в дискуссии, сейчас развернет автобус, и поедет в нужном мне направлении. Правда, этого так и не случилось. Провожаемая напутствиями, я вышла на пустой остановке, от которой мне нужно было пройти пешком через маленький городок к другой магистрали. Конечно, я тут же заблудилась снова. Кончилось это тем, что очередной добрый самаритянин, не сумев объяснить мне сложный путь по извилистым улочкам, посадил меня в свою машину и отвез в нужное место.

Сколько раз за эти десять дней в самых разных городах, глядя, как я растерянно озираюсь на улицах, ко мне подходили совершенно незнакомые люди, улыбались и спрашивали, не нужна ли мне помощь, видела ли я уже храм в их городе или очередной музей, показывали дорогу и спрашивали, нравится ли мне их замечательная Мульта.

Мегалитический храм впечатлял. Он построен из каменных блоков, размер которых достигает 8 метров, а вес – десятков тонн. Как в эпоху мегалита справлялись с такими грузами, сложно себе представить.


Вход в храм. Высота проема - чуть выше моего плеча. Невысокие граждане жили шесть тысяч лет назад.


Это стол для жертвоприношений. Не спрашивайте, кого именно приносили в жертву. Хочется верить, что всего лишь петухов.

В храме ко мне буквально приклеился пожилой мальтиец. Он провел меня по всем помещениям, рассказал об их назначении – экскурсия была, что надо. Под конец он предложил прокатить меня на его машине в места, где не бывает туристов, а пейзажи  - самые красивые на Мальте. Я согласилась.

Мы ехали не слишком долго – на Мальте все рядом. Открылся вид на удивительную бухту с зеленой водой. Вернее, вода была совершенно прозрачной, но, в отличие от воды на глубине, менявшей цвет от темно-синей до серебристо-серой, эта отливала всеми оттенками зелени – от светлой травяной на солнце до глубокой малахитовой в тени.


И скалы были тоже удивительными – выдолбленные волнами, выгнутые, как паруса, и исчерченные человеческой рукой  – это были остатки ванн, в которых в древности добывали соль.





 

 Иногда я выходила на какой-нибудь остановке и шла к очередному городку через поля, по проселочным дорогам. Поля на Мальте невелики по размеру и окружены каменными стенами.  Не потому, что мальтийцы так охраняют урожай – на большинстве полей ничего не растет. Это не удивительно – Мальта – единственная страна в Европе, в которой нет собственных источников пресной воды. В кранах течет морская, пропущенная через опреснитель, а для питья воду привозят с материка. А раз нет полива, что можно вырастить на скалах? Но поля, тем не менее, есть, а стены вокруг них – просто способ убрать камни из почвы и очертить границы. Стены строятся без цемента – каждому камню находится такое место, чтобы он лежал устойчиво без всяких растворов. Есть даже такая профессия – мастер сухой кладки. Некоторым стенам уже сотни лет – и стоят, даже не делая попытки упасть.


Те самые стены из камней.


Эта ограда вокруг дома сделана из обтесанных камней. Они тоже лежат без раствора.
 

Правда, одно поле с урожаем я все-таки видела. На нем росла капуста. А изгородь вокруг него была не из камней, а из кактусов!


Продраться через плотный ряд опунций не пожелаешь и врагу - мелкие колючки остаются под кожей и выходят только через нарывы.

В один из последних дней я решила съездить на военное кладбище. Оно находилось на склоне высокого холма, на вершине которого стоял собор. Из автобуса я вышла на остановку раньше – хотелось сфотографировать стену, вдоль которой шла трасса.



Потом мне было лень идти до лестницы, ведущей к собору, и я решила срезать путь – подняться по боковой  тропинке. Напрасно я так решила – как только я вошла в открытые ворота, из дома, стоящего за невысокой оградой, вышел мужчина.

- Сюда нельзя, - обратился он ко мне. – Частная собственность.

- Разве здесь нет дороги на кладбище?

- Дороги нет, поднимайтесь по центральной лестнице.

Я, конечно, извинилась. Объяснила, что предупреждающих табличек не было, поэтому и пошла этой дорогой. Хозяин участка спросил, откуда я приехала. Из России? Тут в его глазах загорелся неподдельный интерес. В результате мы проговорили больше часа. По профессии он оказался строительным рабочим. Но знал он о России много больше, чем наши граждане о жизни в Европе. О Горбачеве, перестройке, экономических и  политических проблемах – даже то, какой холодной была зима 2003 года! Видимо, газеты и телевидение посвящали России немало репортажей.

Двенадцать дней отпуска пролетели очень быстро. Я вернулась домой, и тут же выяснилось, что самолеты в Таиланд продолжают летать отовсюду, кроме Ташкента. Вполне можно было улететь утром следующего дня из Москвы. Почему это не пришло в голову Юрию или мне, непонятно. Видимо, высшие силы наслали помрачение ума. У судьбы свои планы. Ровно через год в Петербурге был организован один-единственный тур в северный Таиланд – да, именно туда, где горные джунгли, реки и храмы. Надо ли говорить, что одно место в нем досталось мне. Но это уже совсем другая история.

Tags: путешествия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 29 comments