Татьяна (s0no) wrote,
Татьяна
s0no

Тилипунек, Катя и немножко нервно

- Мама, это не я, - сказала трехлетняя дочка в ответ на замечание о разбросанных игрушках, глядя на меня хитрыми честными глазами. – Это Тилипунек.

- Что еще за Тилипунек? – удивилась я.

- Ну, это такой человечек. Он у нас живет.

- Что-то я не видела никаких человечков, - строго сказала я.

- Он тебя боится, поэтому прячется, - объяснила Катя.

Однажды появившись в доме, Тилипунек быстро обжился. Сфера его интересов была неисчерпаема. Он ломал Катины игрушки и бил посуду, рисовал на обоях неземной красоты цветы моей помадой и фломастерами – наши портреты на обивке дивана, поливал бегонии духами, чтобы добавить пустой духолек к Катиной коллекции флакончиков, и вырезал ножницами одеяла для кукол из моей одежды. Он ронял телефонный аппарат с тумбочки и цветочные горшки с подоконников, с грохотом прыгал со стола на пол, вызывая взрыв бешенства у соседей, живущих этажом ниже, и переворачивал стулья, пытаясь проложить из комнаты в комнату канатную дорогу.


Катя-1977-350px
Катя. 1978 год.


Это несносное создание пряталось в своем логове, карауля каждый мой шаг. Стоило мне на секунду отойти от гладильной доски, чтобы помешать в кастрюле борщ на кухне, как разогретый утюг с чмоканьем голодной пиявки присасывался к полированной поверхности стола. Не успевала я отвернуться, как торшер падал на голову собаке. Длинные шкодливые ручонки этого паршивца дотягивались даже до хвоста угольно-черной и совершенно дикой кошки-крысоловки, жившей в подвале нашей пятиэтажки, и клумбы с маргаритками – священной коровы местных бабушек, пустивших корни в лавочку у подъезда.

Иногда Тилипунеку надоедал его гардеробчик и он начинал носить Катину одежду, щедро поливая майки черничным вареньем, моментально протирая до дыр дефицитнейшие по тем временам колготки, теряя крепко пришитые к кофточкам пуговицы и вытирая белоснежными носовыми платками - не сопливый нос, нет, - а сандалии, предварительно пробороздив в них лужу у подъезда. Любимым его занятием было вырывание клочьев из трикотажных вещей – попробуйте повторить и засеките время, которое вам понадобится, чтобы с этим справиться. Не спрашивайте как, но Тилипунек делал это практически мгновенно.

Иногда он выходил на цель как самонаводящаяся ракета случайно обнаруживал мои тайники со сладостями и утаскивал тонну несколько конфет, пряча пустые фантики у Кати под подушкой в надежном месте, чтобы скрыть следы преступления.



Катя-1977-1-300
Кто-то сделал стрижку любимому маминому кактусу маникюрными ножницами? Наверное, это Тилипунек!


Вместе с Катей Тилипунек приобщался к классике детской литературы. Открыв для себя бессмертное творение Киплинга, Тилипунек решил попробовать силы в амплуа режиссера. Катя превратилась в Маугли, занавески – в лианы, хищно стремившиеся к люстре кронам деревьев, черная подвальная кошка была поименована Багирой, а новорожденный Катин братик был назначен бандерлогом. От страшной участи младенца спасло только то, что дождевого червяка, жившего под кустом сирени в углу двора, так и не удалось раскормить до размера Каа, а другие кандидаты на эту роль не смогли пройти кастинг по причине наличия у них конечностей.

Я стонала и пыталась проводить среди Тилипунека воспитательную работу.

- Мама, он очень, очень непослушный, - сочувственно говорила мне дочь.

Образ Тилипунека обрастал подробностями и деталями. Однажды в промежутке между рисованием двухэтажной кошки с окошечками на боках, из которых выглядывали улыбающиеся котята, и поньи, весело бегущей по зеленой лужайке («понья» – это единственное число от слова «пони», а вы что подумали?), Катя нарисовала его портрет. На нем был изображен маленький человечек в колпачке с помпоном, кривенькими ножками и личиком, которому было самое место на стенде «их разыскивает милиция».

Жизнь под одной крышей с этим внебрачным сыном Карлссона продолжалась несколько лет. Дочка взрослела, Тилипунек появлялся все реже, пока, наконец, не исчез совсем. Я с улыбкой вспоминала это безумное время и облегченно вздыхала – до тех пор, пока однажды не сделала уже подросшему трехлетнему сыну замечание о разбросанных игрушках.

- Мама, это не я, - сказал он, глядя на меня хитрыми честными глазами. – Это Гримадулька.

Tags: из жизни агента
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 33 comments