Татьяна (s0no) wrote,
Татьяна
s0no

О соседях (3)


Мусор во дворах-колодцах Петербурга - отдельная проблема. Дело в том, что такие дворы населены настолько густо, что, куда не поставь мусорные баки, они обязательно окажутся под чьими-то окнами. Это во-первых. А во-вторых, арки таких дворов рассчитаны на конные экипажи, а вовсе не на современную технику, и мусоровоз с манипулятором под ней просто не проходит. Что делать?

Коммунальные службы проблемой не мучаются: баки ставят прямо в арке, если ее ширина достаточна для проезда легкового автомобиля между ними и стеной дома. Если арка слишком узкая, то помойка организуется на улице перед въездом во двор. Даже новые и пустые баки красотой не блещут. А представляете, как выглядит улица, если они переполнены мусором?


К счастью, увидеть их можно далеко не у каждого дома. ЖЭКи стараются помойки укрупнить. Для этого выбирается двор побольше, количество контейнеров в нем увеличивают, и жильцы всех окрестных домов начинают носить мусор туда.

В нашем дворе баков не было. Правда, однажды ЖЭК решил нас осчастливить и поставить их в арке, но соседи из большого двора буквально бросились под танк мусоровоз. Крик стоял полдня, и начальственные тетки сдались: помойку отменили. Чтобы вынести мусор, нужно было выйти из арки, перейти улицу, элегантно помахивая мусорным пакетом, пройти вдоль фасадов двух домов, а потом войти в большой зеленый двор, где в дальнем углу и находилась за акуратной оградкой вожделенная помойка.

Надо ли говорить, что почти каждый день находилась какая-нибудь сволочь (возможно, одна и та же), которой лень было пройти эти 200 метров. Сволочь бросала  пакеты с мусором в арке и шла по своим делам, рассчитывая на то, что рано или поздно двор уберет дворник.

Однако дворник в конце 90-х и начале 2000-х годов в центре Петербурга был зверем настолько редким, что его впору было заносить не в Красную книгу, а сразу в Черную,  где фиксируются вымершие от нашествия цивилизации виды.

Пакеты валялись, их раздирали бродячие собаки и кошки, расклевывали вороны, а ночью содержимым интересовались крысы. Мусор высыпался на асфальт, его гоняло ветром и растаскивало колесами автомобилей. К счастью, его было немного, но мне хватало и этого. Окидывая взглядом такое свинство, я страдала и ускоряла шаг.

В нашем маленьком дворе было чище. После того, как я убрала мусор на крыше теплоцентра, он там больше не появлялся. Откуда он брался до того? Дохлая птица могла упасть с неба, а окурки, битую посуду и объедки туда, скорее всего, бросали бывшие жильцы моей квартиры. Над эту крышу выходили мои окна, окна Ольги Михайловны и Валентины. Среди верхних соседей курил только дедушка - муж Ольги Михайловны. Но дома ему запрещали, и обычно он дымил в подъезде  на площадке между первым и вторым этажом, аккуратно складывая бычки в консервную банку.

Правда, ветром во двор заносило полиэтиленовые пакеты, а иногда и более тяжелый мусор типа пластиковых бутылок и упаковок от соков. Дворы-колодцы - та еще аэродинамическая труба, и сквозняк может быть весьма сильным.

А потом я начала строить террасу. Соседи тянули шеи из окон и гадали, что же в конце концов появится вместо разваливающегося сарая. Закончив стройку, я посадила на террасе множество цветов, а заново оштукатуренные стены теплоцентра и фасады домов в проходе, ведущем к нашему подъезду, покрасила до подоконников, точно подобрав цвет краски к уже имевшемуся. Строительный мусор был вывезен, двор начисто выметен.

Я стала ждать реакции соседей.

- Какая красота, - говорила Ольга Михайловна при встрече. - Теперь приятно посмотреть в окно.

Соседка Света накалялась от злости, но при встречах молчала. Соседи из бокового флигеля и дома, стоявшего вдоль улицы, окна которых выходили в наш двор, стали здороваться со мной при встрече. Одна совершенно незнакомая мне женщина подошла и долго благодарила за такой чудесный цветник.

- Теперь ведь наши квартиры подорожали, раз у нас цветы под окнами, правда? - спросила она.

Во дворе было чисто, я радовалась жизни. Но недолго. В офисе в очередной раз сменились арендаторы. Вместо изящных девочек-чистюль, работавших в рекламной фирме, появились мальчики - менеджеры строительной фирмы. Там же паслись прорабы и прочие маляры, каждый день курившие у подъезда, густо унавоживая асфальт окурками. Я несколько раз просила их поставить пепельницу. Меня услышали. Появилась банка из-под зеленого горошка, в которую курильщики теоретически должны были складывать бычки. Ага-ага. Для этого же надо нагнуться! Поэтому каждая курительная сессия заканчивалась игрой под названием "попади окурком в банку". Попадали немногие.

Поскольку почти каждый день мне приходилось мыть подъезд, чтобы вытравить запах Светиного кота, то окурки приходилось убирать тоже мне. Работать бесплатной уборщицей при коммерческой структуре надоело довольно быстро, и я пошла к их директору. Директором оказался симпатичный молодой мужчина. Правда, по мере того, как я излагала претензии к сотрудникам фирмы, его симпатичность быстро сходила на нет. Разбираться с каким-то подъездом ему совсем не хотелось, и он просто попытался от меня отмахнуться. Дескать, есть дворник, обращайтесь в ЖЭК. Мыть лестницу - их работа.

Все попытки объяснить ему, что дворника на самом деле нет, не кончились ничем. Нет дворника? А их фирма при чем? Директор смотрел на меня как на надоедливую муху. С этим пора было заканчивать.

- Хорошо, - сказала я. - Не хотите - как хотите. Не будете следить за порядком, придется искать другой офис. Здесь вы не останетесь.
- И что вы сделаете? Этот подвал - частная собственность.
- Вот и хорошо, - пожала я плечами. - Владелец пусть владеет этой собственностью дальше. Только использование ее под офис незаконно. Пожарными нормами  запрещено использовать под офисы помещения со входами из жилых подъездов. А уж то, что у вас нет второго выхода - это вообще криминальный криминал. Хотите, завтра же тут будет пожарный инспектор?

Директор умолк. Угроза была серьезной. Но я же не зверь какой, я женщина мирная, со мной всегда можно договориться. Результатом переговоров были две вещи: обещание, что окурков на асфальте больше не будет, и гарантия, что их фирма сделает ремонт нашей лестницы до второго этажа. Площадку на входе они должны были отремонтировать бесплатно, а за то, что выше, с меня попросили 100 долларов.

Я побежала к соседям. С каждой квартиры по 50 баксов - и подъезд отремонтирую полностью! Это же почти даром! Второй этаж повздыхал и принес деньги. Третий этаж дружно сказал, что денег нет. Света, ясное дело, отказалось. Да я от нее ничего другого и не ждала - заплатила за нее сама. Буквально на следующий день появились маляры, и лестница стала преображаться. Потолки засветились белизной, а грязную синюю краску стен покрыл слой эмульсионки песочного цвета - такого же, как плитка на моей террасе.

Посмотрев на нашу красоту, третий этаж дрогнул и изыскал резервы. Подъезд был отремонтирован целиком. Казалось, что жизнь налаживается. Но тут в квартиру на последнем этаже бокового флигеля въехали ночные бабочки. Да-да, те самые любительницы слушать Высоцкого по ночам. Музыку они любили, а выносить мусор - нет. А зачем? Есть же окна!

И в форточки полетел мусор. Упаковка от колбасы и сыра, чайные пакетики, рваные колготки, пивные бутылки, использованные презервативы и всякое другое. Ветром эти подарки иногда заносило на мою террасу. Я брала старый веник, совок, мусорное ведро и шла убирать. Заодно подметала двор. Ну не оставлять же все это безобразие под окнами.

Раз, другой, третий. Потом терпение лопнуло. Собрав весь мусор, я поднялась к девушкам и позвонила в дверь. Когда дверь открылась, поставила пакет на порог, показала на него пальцем и сказала: "У вас упало".

Этого оказалось достаточно. Мусор если падал, то редко и понемногу. Но вместе с тем, что приносил ветер, получалось все равно заметно. Моя работа дворником продолжалась. Соседи благодарили, но помочь никто не предлагал. И вот случилось чудо: во дворе появились работники ЖЭКа. Маленькая разбитная тетка лет пятидесяти пяти лихо махала метлой, а мрачный мужик, ходивший за ней как тень, таскал ведра и тележку для мусора. Тетку звали Тамарой.

Она гордо сообщила мне, что работает дворником на трех участках разом, и поэтому убирать наш двор будет тогда, когда будет. У вас и так чисто, чего его убирать. Мыть лестницу? Ну, это уж совсем некогда делать. У нее и без нашей лестницы работы полно.

Качать права было бесполезно. Тамара дышала перегаром и весело хохотала от полноты жизни. Я решила зайти с другой стороны: предложила ей доплачивать за уборку нашего двора. Месяц все было отлично. Двор подметался через день, лестница подметалась каждую неделю, и даже один раз была вымыта, хотя и кое-как. Тамара получила деньги за сделанную работу и попросила аванс. После чего исчезла с деньгами, и  больше я не видела ее никогда.

Впрочем, особой грязи во дворе не было. До тех пор, пока не подросла девочка Настя - любительница попсы. Гулянки по выходным в отсутствие родителей проходили не на сухую. Пиво лилось рекой, а к пиву покупалась какая-то закуска. Сунуть пустые бутылки и упаковку от еды в ведро Настя не могла: волочившийся парашют выдал бы Штирлица после первого же прыжка. Вынести мусор на помойку было лень. Куда его девать? Ну в окно же, куда еще.

Разбираться  с Настей у меня не было никакого желания. К этому времени я уже начала строить дачу и собиралась уехать за город насовсем.

С тех пор прошло много лет. Девочка Настя выросла и перестала хулиганить. Валентина умерла от рака, а ее сын продал квартиру, а которую въехала тихая семья с маленькой дочкой - поздним долгожданным ребенком с родовой травмой. Оля тоже поврослела и устроилась на работу. Большинство коммуналок во дворе было расселено, гнилые рамы сменили новенькие стеклопакеты. Старые "Жигули" и "Москвичи" вытеснены сверкающими иномарками, а споры за парковочное место напоминают полноценные боевые действия. Жизнь изменилась, и изменился двор.

Впрочем, меня это уже совсем не касается.

Tags: из жизни агента
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 68 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →