Татьяна (s0no) wrote,
Татьяна
s0no

Вспомним лихие 90-е, или Как я покупала себе квартиру (5)

Разрешение на проектирование было получено, можно было искать архитектора. Как его искать? Это сейчас достаточно нажать кнопочку, и всеведущий Яндекс выдаст вам тысячи адресов и отзывов. А тогда у большинства фирм и сайтов-то своих не было. Впрочем, визитка архитектора, выданная мне в ГИОПе, лежала в столе. Рассудив, что строить я собираюсь все-таки не многокилометровый мост над пропастью и не Лувр, я решила, что рекомендованный мне специалист вполне сгодится, какая бы квалификация у него ни была. Кроме того, у него есть связи в ГИОПе, а это немаловажно: проект придется согласовывать с ними, и нарваться на отказ совсем не хотелось бы.

Я позвонила по телефону, указанному в визитке. Архитектор оказался щуплым, начинающим лысеть невысоким мужчиной лет сорока, одетым в недорогую одежду. Впрочем, у кого она была в те годы дорогой? За проект он запросил 300 долларов. В эти деньги входили два согласования: с комитетом по градостроительству и архитектуре (КГА) и с ГИОПом. Остальные подписи я собиралась получить сама.

Архитектор подготовил заявление, которое я подписала, сделал снимки сарая с разных ракурсов, забрал у меня копии договора купли-продажи и поэтажного плана и отправился разрабатывать проект. Все было готово через месяц, и еще около трех месяцев он получал согласования. Я торопила его как могла, но понимала, что от него зависело совсем немногое.

Бюрократическое чудовище по имени КГА заглатывало бумажный корм и долго переваривало в своем чреве, иногда срыгивая его обратно с резолюцией "отказать". К счастью, моя будущая терраса не вызвала у него изжоги или еще каких пищеварительных страданий, и согласование прошло без особых проблем.

Получив от архитектора оговоренные в нашем соглашении документы, я отправилась с ними дальше по инстанциям. В СЭС удивились, но похоже, им было все равно. Правда, на всякий случай помойку на крыше теплоцентра и эпидемиологическую опасность,готовую в любой момент выскочить из кучи мусора и причинить вред населению, я живописала яркими красками. Через месяц их согласование пришло по почте.

Параллельно решался вопрос с пожарной охраной. С этим было труднее. Во-первых, инспектор принимал население редко. Во-вторых, даже в часы приема он на приеме отсутствовал. Я ловила его три недели и поймала буквально в коридоре, по которому он пытался от меня убежать шел. Слушать он меня не стал, а послал сразу в канцелярию. Изложите, дескать, свой вопрос в письменном виде и ждите ответа. Когда ждать? Ну, через неделю он уходит в отпуск, заменить его некем, месяца через полтора-два ответ будет.

Через месяц и три недели ответ пришел. В нем было написано примерно следующее: "В соответствии с пунктом таким-то бюрократического талмуда эксплуатируемая кровля в целях безопасности должна быть оборудована пожарной лестницей. В связи с тем, что в представленном проекте лестницы нет, в согласовании отказано". Лестница! На террасу! Вооружившись сачком и удочкой, я снова отправилась на ловлю юркого инспектора.

Крыша теплоцентра находится на высоте 2,3 метров от уровня асфальта, объясняла я ему. Какая лестница? Для чего? Инспектор был непоколебим. На мой вопрос, что мне теперь делать, он дал простой совет: идти в их же коммерческую службу. Как выяснилось, служба делала то же самое, давала такие же заключения, но за деньги. Черт, сказал бы сразу, я не потеряла бы столько времени.

В коммерческой службе меня приняли как родную. Крыша теплоцентра? Два метра над асфальтом? Давайте назовем ее террасой, а устройство террас не требует никаких лестниц. Ыыы... И в заявлении, и в проекте, который был отправлен инспектору на согласование, слово "терраса" повторялось стописят раз. Но его просто... не заметили. В общем, коммерческая служба взяла с меня 50 долларов, и через три дня в папке у меня лежало правильное заключение.

На этом список согласований мог бы закончиться, но Людмила Ивановна не могла смириться с идеей отдать мне эту ржавую крышу. Затеянный мной проект ее то ли возмущал, то ли просто пугал. Какая такая терраса? А случись что, отвечать ей. Поэтому с меня потребовали принести согласование с организацией, которая этот теплоцентр эксплуатировала.

В те годы шла реформа жилищно-коммунального хозяйства. В его сгнившем теле каждый месяц, как опарыши, появлялись новые подразделения с непонятными аббревиатурами вместо названий. Какие-то РЭУ, ДЭЗы, ТЭКи, ЖЭКи и им подобные. Дворы от этого не становились чище, а трубы - крепче. Так и хотелось, перефразируя известный анекдот, сказать, что менять надо не вывески, а блядей, но кто бы меня услышал.

Вздохнув, я пошла искать нужную мне контору. Нашла ее в каком-то полуподвале. Начальница, густо накрашенная тетка, тряхнув перманентом, уставилась на меня в изумлении.

- Какое согласование? Мы отвечаем за горячую воду и котельную, к крыше отношения не имеем. Нет, я ничего подписывать не буду. Идите к главному инженеру. Где главный инженер? В ЖЭКе. Мы у них на подряде.

Иду в ЖЭК. Главный инженер (тоже дама с перманентом) удивлена не меньше.

- Какое согласование? Мы - обслуживающая организация. Можете написать заявление, перешлем его балансодержателю.

Заявление я написала, письмо с чавканьем было всосано бюрократическим пылесосом. Но до места назначения дошло. Через пару недель мне снова позвонила Людмила Ивановна.

- Что за дурацкие письма вы мне пишете? Только работать мешаете.

О том, что по этому кругу она послала меня сама, было уже забыто. Но я предпочла об этом не напоминать. Видимо, никому эта бумажка на самом деле не была нужна. Все документы, которые от меня требовались, уже были у меня на руках. Но оказалось, что просто так меня из этого капкана не выпустят. Людмила Ивановна потребовала от меня еще одно согласование - от Стройнадзора.

Эта инстанция - не чета какому-то ТЭКу или ДЭЗу. Стройнадзор находился во дворце, расположенном на углу улицы Росси и площади Островского. Широкие лестницы и коридоры были абсолютно пустыми. Оказалось, что пришла я не вовремя. Во-первых, время было обеденным, а во-вторых, день был неприемным. Я шла, читая таблички на дверях, пытаясь понять, в какой кабинет мне нужно будет занимать очередь и в какие часы и дни там будет идти прием.

- Вы что-то ищете? - раздался у меня за спиной голос.

Поворачиваюсь. Стоит дама примерно моих лет и доброжелательно на меня смотрит. Объясняю, что меня послали сюда из районной администрации. К кому обращаться - не знаю. Какой у меня вопрос? Да вот, хочу реконструировать крышу теплоцентра.

Дама оказывается начальником отдела, который проводит экспертизу проектов. Она приглашает меня в кабинет, внимательно, но быстро просматривает пакет документов и раздраженно поводит плечом.

- Зачем они вас гоняют? Мы такими мелкими вопросами не занимаемся. Пишите заявление, я поставлю визу.

Мой вопрос был решен за пять минут. Но вышла я из кабинета в состоянии ужаса. Рядом с волшебным словом "согласовано" была добавлена приписка: "необходимо согласование с КУГИ".

КУГИ, если кто не знает - это комитет по управлению городским имуществом. Мне еще не доводилось иметь с ним дела, но от знакомых коммерсантов я слышала, что страшнее места в городе нет. О безумных очередях в этой организации и гигантских взятках, которые вымогали чиновники из владельцев бизнеса, в городе ходили легенды. Но деваться мне было некуда - нужно было идти и получать согласование.

Но сначала я решила туда позвонить. К моему удивлению, дозвонилась я до инспектора с первой попытки.

- Терраса на крыше? - удивилась инспектор. - У нас таких случаев еще не было. Боюсь, я не смогу решить ваш вопрос. Вам придется идти на прием к начальству.

Час от часу не легче. Ну надо же так попасть - последняя недостающая подпись, а меня даже на прием не пускают. Ну ладно, пускают, но сразу говорят, что идти не стоит. Придется разговаривать с их начальством.

В приемный день я пришла в КУГИ. Ко всем инспекторам - толпы народа. К начальнику - запись на два месяца вперед. Нашлись еще кабинеты заместителей начальника. Перед ними тоже были толпы, хотя и чуть поменьше, чем у дверей инспекторов. Перед всеми, кроме одного. На двери этого кабинета висела табличка: "Заместитель начальника по юридическим вопросам". И очереди перед этой дверью не было совсем - ни одного человека.

Я постучала и вошла. Здравствуйте, говорю, меня к вам направил инспектор. Мне разъяснили, что с моим вопросом непонятно что делать, потому что прецедентов нет, а юридическая правомерность непонятна.

Эк я загнула, да? Но мне надо было убедительно объяснить этому заместителю, что я пришла к нему потому, что это его вопрос, а не потому, что только к нему нет очереди. Заместитель пролистал папку с документами и задумался.

- Я тоже не знаю, что с вами делать, - признался он со вздохом. - У нас есть нормативные документы, регламентирующие приватизацию чердаков и подвалов. А по приватизации крыш документов нет.

- Но что не запрещено, то разрешено, да? - я снова пустила в ход свой бронебойный аргумент.

- Теоретически - да, а практически - вы сами понимаете. Ну, ладно. Писать вам официальную бумагу я не буду. Давайте заявление, я поставлю визу. Если МВК это устроит, ваше счастье. Если нет, приходите, отправлю вас к юристам в Смольный.

К юристам! В Смольный! Из-за какой-то ржавой крыши площадью 32 метра. О, нет, только не это.

Заявление я написала, визу получила. И на следующий день отнесла Людмиле Ивановне весь пакет документов. Папку она взяла из моих рук, как дохлую кошку. Но не взять не могла - я выполнила все требования. Через месяц мне выдали на руки разрешение на начало строительных работ. Можно было приступать к реконструкции. С момента моего первого визита в администрацию прошло ровно девять месяцев.

(продолжение следует)
Tags: из жизни агента
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 66 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →