Татьяна (s0no) wrote,
Татьяна
s0no

О соседе, или Ужасы нашего городка

Есть у меня сосед Володя, крепкий такой мужик в возрасте слегка за пятьдесят. С виду совершенно обычный, но личность, скажу я вам, каких поискать. Главное в нем - это глубокое, прошитое в биосе чувство того, что в хозяйстве сгодится все, и из любого говна можно сделать самую замечательную конфету. С таким императивом в себе не поспоришь, да он и не пытается. Этот императив он претворяет в жизнь.

Когда я появилась в садоводстве, он уже был тут, причем не первый год. Дома у него а участке не было, а было нечто неописуемое - какой-то шалаш? сарай? времянка? - в общем, некое кривое, косое и лохматое строение, сколоченное из гнилых, кривых и лохматых кусков фанеры, старых рам, досок и прочего хлама. Горы такого же говнища лежали на участке везде, по центру и вдоль всех границ.

Соседи на смежных участках, давшие Володе меткое прозвище "Шанхай",   стонали и пытались скрыть этот ужас как могли

- тот, который сзади, поставил забор и наглухо зашил профлистом, а для надежности вдоль забора построил длинный кирпичный хозблок с баней, бытовкой для инструментов и прочих необходимых в хозяйстве вещей.

Второй сосед - справа - поставил деревянный забор с кустами малины вдоль него, потом посадил сад, за садом разбил картофельное поле, а свой дом отодвинул подальше.

Участок слева до сих пор не застроен, на нем залит грандиозный фундамент и растут сорняки. Хозяин пытался решить вопрос с видом за будущим окном радикально: он предлагал Володе обмен - 10 соток в другом конце садоводства, оплаченную перевозку всех Володиных сокровищ и еще некую сумму денег за беспокойства. Володя отказался.

Свои материальные ценности он огородил забором, сделанным из вбитых в землю кольев, вытесанных из окрестных осинок. Между кольев была натянута проволока, прикручены какие-то ржавые железные листы, куски пластика и сетки разного калибра. Все это тряслось на осенних ветрах, сползало в канаву с весенним паводком, подпиралось жердью и в очередной раз вызывало у соседей зубовный скрежет. Володя пожимал плечами и продолжал свозить на участок новую добычу с окрестных помоек, или где там он все это находил.

Больше всего Володя боялся, что сокровища украдут, поэтому темными зимними ночами на участке горел мощный прожектор, призванный отпугнуть злоумышленников. В шалаше, который то ли сарай. то ли времянка, тоже горел свет и круглосуточно работал обогреватель - время от времени Володя там ночевал, предварительно обойдя дозором границы.

Как выяснилось позже, электричество для этого праздника жизни он банально воровал, сняв со счетчика пломбу и подключив все мощности напрямую. Его схватили за руку, но он даже не устыдился. Глядя в глаза соседям, которым приходилось оплачивать уворованные киловатты, чтобы не отключили всех разом, он лепетал  про то, как он делал полки, нечаянно задел счетчик, а пломба-то сама и слетела. А что провода были подключены напрямую, так это он совсем немножко попользовался, самую капельку. Прожектор, светивший всю долгую зиму, к делу было не пришить, и штраф с него взяли минимальный.

Приезжал в садоводство Володя на своем автомобиле - микроавтобусе марки "Форд". Колымага гремела, дребезжала от старости и роняла на дорогу гайки, однако исправно ездила, отравляя окрестности сизым дымом из неисправного глушителя. Ставил он ее прямо на дороге - въезда на участок не было.

И вот с какого-то момента Володя стал привозить старые покрышки. Нет, он не готовился к Майдану, а намеревался слепить очередную конфетку. И  слепил - накопив невообразимое количество этой резины, он поставил покрышки в канаву на ребро, сверху накрыл их кучей драных полиэтиленовых пленок и кусков пластика, а потом засыпал землей. Получился въезд.

Через пару недель Володя постучался в мои ворота с претензией. С хмурым, как питерское небо, лицом он сообщил, что я отравила его малину. Оказывается, между кучами хлама на его участке росли какие-то кусты, а воду для полива он брал из канавы. Чтобы черпать было удобнее, перед въездом он выкопал приямок. И вот после последнего полива кусты засохли.

В чем причина? Причина может быть только во мне, а точнее, в моей канализации. Между мной и Володей - два пустых участка, 10 и 20 соток. На них залиты фундаменты, но никто не живет, следовательно, стоков нет.  Вода по канаве течет от меня к нему, значит яд мог попасть в канаву только от меня.

Напрасно я объясняла, что у меня финская канализационная система с европейским сертификатом, что она никак не связана с канавой, а серые воды из нее сбрасываются в песчано-гравийный фильтр. Что если бы причина была в канализации, то сначала высохли бы кусты, которые растут прямо над фильтром и зеленая изгородь вдоль моего забора, а ничего подобного не случилось. Володя не хотел меня слышать.

- Ну как может яд не действовать тут, а потом вдруг начать все травить через сто метров от меня? - спрашивала я.

- Больше некому навредить,  - упрямо отвечал Володя.

В конце концов я не выдержала и попросила показать мне яму, полную яда. Пришли к Володиному участку. Накануне прошел дождь, и земля была мокрой. Первое, что мне бросилось в глаза -  тонкий ручеек кислотно-желтого цвета, текущий в канаву из-под свежепостроенного въезда. Из покрышек и пленок сочилась какая-то химическая дрянь.

- Это что? - спросила я, показывая пальцем на ручеек.
- Это, это... Это то, что осталось от твоего яда! - нашелся Володя.
- Ага, моим ядом прямо насквозь пропитан весь твой въезд? И выше по канаве его нет, он весь впитался тут, правда? - ехидничала я.
- Значит, мне привезли зараженную землю, - угрюмо сказал Володя, категорически не желая признавать свою вину.
- Какую зараженную землю, что ты выдумываешь? Ты своими руками закопал в канаву тонну всякой химии, а теперь удивляешься, что у тебя малина засохла?
- А почему же тогда говорят, что резина разлагается в земле триста лет? - растерянно спросил Володя.
- Во-первых, не триста, а гораздо меньше, во-вторых, разлагаться она начинает сразу.


Еще через несколько недель злополучный въезд подвергся вражеской атаке - на нем попытался развернуться трактор, приезжавший на пустой участок в конце улицы. Покрышки просели, трактор чуть не свалился в канаву, но кое-как выбрался и скрылся, как ежик в тумане, от гнева хозяина. Гнев Володи был ужасен, но гнев его жены был еще ужаснее.

Да-да, если вы подумали, что Володя - одинокий маргинал, обойденный вниманием женского пола, вы ошиблись. Жена его, властная дама с перманентом и тремя подбородками, вполне разделяла жизненные ценности своего супруга.

- Въезд - наша частная собственность! - вопила она на все садоводство. - Мы напишем заявление в милицию! Пусть этот тракторист заплатит за все втройне!

Гуляя с собаками, я как раз проходила мимо их участка. Услышав вопли и узнав их причину, я подумала, что требовать возмещение ущерба можно только в том случае, если он оценен. А сколько стоят старые покрышки? Тем более, что все они остались на своем месте, никуда не делись. В общем, найти тракториста так и не удалось, так что ущерб все равно остался невозмещенным.

Через четыре года на Володином участке произошло грандиозное событие: он построил дом. Взял кредит и купил новенький щитовой домик, который буквально за неделю  был собран бригадой хмурых плотников.

На участке появилась Володина дочка - версия матери 2.0, только без перманента, но зато с четырьмя подбородками. Володины женщины начали наводить на участке порядок. Соседи с надеждой выглядывали из-за заборов. Неужели медведь в лесу сдохнет наведут? Хлам с правой половины участка был перенесен на левую и сложен в уже привычные кучи. На освободившемся пространстве были разбиты грядки и клумбы. На этом наведение порядка закончилось.

- Володя, зачем тебе эти... гм... стройматериалы? - осторожно спросила я, встретив его как-то у ворот.
- Я построю из них гараж.
- Так они же лежат под дождем и снегом уже десять лет.
- Ну и что. Построю, зашью вагонкой, будет красота, - изложил свои планы Володя.

Спорить было бесполезно. Но и смотреть на растущую с каждым годом кучу хлама было страшно - а если пожар? Но оптимизм Володи было не прошибить ничем.

Так вот, неделю назад этот пожар все-таки случился. Замкнуло проводку в недостроенном "гараже". Полыхало так, что пламя было видно со всех концов садоводства. Сбежалось немерено народу, но у Володи на участке не оказалось ни скважины. ни колодца, ни ведер, ни багров, ни-че-го. Да и что можно сделать, когда ТАК горит. А когда начали рваться газовые баллоны, и вовсе стало не подойти.

128

Снимала я с большого расстояния. Слева на фотографии - высокий двухэтажный соседский дом, а пламя на пожаре поднималось выше его крыши.

Соседи со своей земли пытались отлить заборы. К счастью, ветер дул в другую сторону - прямо ко мне. Загорелась трава на пустом участке. До моей зеленой изгороди от Володи - 100 метров. Если бы полыхнуло весной, по сухой траве огонь добежал бы за считанные минуты. Но обошлось. Даже новый Володин дом пострадал не сильно - обуглилось крыльцо и закоптилась стена со стороны пожарища.


002
После пожара. На переднем плане - Володин забор вдоль канавы.

Кстати, на следующий день у соседей появились какие-то гигантские крысы, которых никто никогда до этого не видел. Видимо,  в кучах хлама они жили припеваючи, но огонь оставил их без жилья. Теперь ищут новое место.

Остатки барахла, не тронутые огнем,  так и стоят, прислоненные к заборам. На гневные требования убрать все немедленно Володя отвечает, что это частная собственность, а кто понастроил тут всяких домов и бань, тот сам виноват. Частная собственность и личные права для Володи священны - он уже создал свой маленький либеральный рай, в котором делает то, что хочет. Остальные пусть уважают его права.


Наверное, здесь должна быть мораль типа "веди себя хорошо, и только тогда высшие силы будут хранить тебя и твое добро", но жизнь устроена совсем по другим правилам. Поэтому вместо морали скажу банальность: граждане, соблюдайте правила противопожарной безопасности.

Tags: житейское
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 109 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →