Татьяна (s0no) wrote,
Татьяна
s0no

О бесхозном сарае как яблоке раздора

Сделка как сделка, не собиралась я о ней писать. Но уж больно хорошо она иллюстрирует, как тонка грань между неадекватностью и поведением обиженного человека.

В этом случае речь пойдет не о продаже квартиры, а о продаже земельного участка. Я не занимаюсь землей, но тут меня попросила коллега по работе.

- Ты же  агент, - удивилась я. - Почему сама не продаешь?
- Это участок моего бывшего мужа, - объяснила она. - А на смежном участке живет его бывшая гражданская жена. Я эту мадаму видеть не хочу. Поможешь, а?

Не хотелось этим заниматься, но обижать Анну, с которой у меня за много лет знакомства сложились прекрасные отношения, тоже не хотелось. В общем, я согласилась. Созвонилась с ее бывшим мужем (назовем его Сергеем Михайловичем), договорилась  о встрече и поехала смотреть новый объект.

Участок находился в маленьком ведомственном садоводстве, окруженном вековым еловым лесом. И располагался он на крайней улице - то есть лес подходил к самой границе земли. От дороги его отделял недостроенный забор с цоколем и столбами, выложенными из гранитных валунов. Такой же забор шел и вдоль соседнего участка, только там он был доделан - промежутки закрыты аккуратными деревянными решетками, заботливо покрашенными краской приятного красно-коричневого цвета. Ни въезда, ни просто входа на участок Сергея Михайловича не было - ворота и калитка единого с забором стиля относились к соседнему участку.

- У меня лежала труба в канаве, - извиняющимся тоном объяснил Сергей Михайлович. - Но соседка ее украла и продала.

Достав из багажника резиновые сапоги, я обошла канаву через соседский въезд и кое-как перебралась через цоколь забора. Сергей Михайлович шел впереди. На самом участке земля была как после бомбежки. Рытвины, ямы, груда валунов и сорняки по пояс.

В центре - полуразвалившиеся остатки ленточного фундамента. Это было плохо. Покупатели земли такого не любят. Во-первых, грунты в этом районе пучинистые, лента для них  - неудачное решение. Во-вторых, их какого бетона она сделана и какая арматура в нее заложена, тоже вопрос. В-третьих, расположение, размер и форма фундамента диктуют расположение, план и размеры дома, а у покупателей могут быть совсем другие намерения. Продавать такое всегда тяжело.

За фундаментом, почти на границе леса, стояла деревянная банька - аккуратный деревянный домик с террасой. Зашли внутрь. Пыль, грязь и запустение. Света внутри нет, хотя лампочки висят.

- Ограбили меня тут,  - сказал Сергей Михайлович. - Смесители сняли, раковину и все такое.

Я посмотрела на дверь и окна. Никаких следов взлома на них не было видно. Видимо, смеситель и труба из канавы улетели в одном направлении. Бывшая гражданская супруга провела раздел имущества в одностороннем порядке. И вообще было видно, что оба участка когда-то использовались как единое целое. Об этом говорили и общий забор, и расположение строений.

Электрические провода к баньке тоже шли от соседского дома. Когда-то шли - от них остались только опоры, а сами провода  были обрезаны и сняты.

Забора между участками не было, как не было его и между баней и лесом.

А где проходит граница между вами и соседкой? - поинтересовалась я.
- Примерно тут, - широко повел руками Сергей Михайлович.
- Вы же понимаете, что покупателей не устроит слово "примерно". Должны быть межевые знаки.
- Когда-то были, но куда-то делись.
- А что я должна говорить тем, кто будет смотреть землю?
- Размер участка 25х40 метров. Нужно просто отмерить, и все.
- Соседка с этими размерами согласится?
- Конечно, согласится. У нее точно такой же участок.

Поняв, что общения с "мадамой" не избежать, я тяжело вздохнула. Судя по количеству "украденных" вещей, война за имущество тут шла без милости к побежденным. Раздел главного богатства - земли -  мог принести не слишком приятные сюрпризы.

- А за банькой где идет граница?
- Вот тут, видите, у соседа стоит забор? Его нужно просто продлить.

За этой воображаемой линией, полускрытое ветками гигантских елей, обнаружилось еще одно строение.

- А это что?
- Это сарай.
- Чей?
- Мой.

Я подошла ближе. Размеры сарая впечатляли. Он тянулся чуть ли не на половину участка, да и в ширину был метра четыре. Снаружи вдоль задней стенки был сделан навес, под которым лежало изрядное количество дров. На двери сарая висел амбарный замок.

- Можно открыть? Что там у вас внутри?

Сергей Михайлович замялся.

- Ключа у меня нет. Я соседу разрешил попользоваться, так что ключ у него. Но если покупатель найдется, я его заберу.

Походив по участку и сделав фотографии баньки, я собралась уезжать. Осталось только обсудить цену продажи.

- Хочу на руки миллион, - не моргнув глазом, заявил Сергей Михайлович. - А сверху можете накинуть сколько хотите - все будет ваше.
- Я-то могу накинуть, только цена участков в вашем районе колеблется от 600 до 900 тысяч за 10 соток. Кто заплатит больше?

Еле-еле уговорила выставить за миллион вместе с комиссионными агентства, предупредив, что цену все равно придется снижать. Причем делать это нужно будет скоро, потому что земля - товар сезонный. Затянешь с продажей на месяц-другой - жди следующей весны.

Выставила участок в рекламу. За полмесяца не было ни одного звонка. Сообщила об этом Анне.

- Ставь за 900 тысяч, - уверенно сказала она. - С бывшим муженьком я сама решу вопрос.

Снизила цену. Редко, но звонки стали появляться. Одна дама сказала, что завтра они с мужем будут в том районе и хотят посмотреть участок. Я приехать никак не могла - у меня был нотариат.

- Мы сами посмотрим, вы не волнуйтесь. Если понравится, еще раз приедем вместе с вами.

Участок им понравился. Галина (так звали покупательницу) позвонила мне еще раз и попросила открыть им баньку и показать точные границы участка. Встретились в садоводстве, все посмотрели вместе, отмерили 25 метров от соседского забора. Правда, ключа от сарая у меня так и не было, но я объяснила ситуацию.

- Я готова внести аванс, - сказала Галина. - Но границу участка надо согласовать с соседкой. Мне конфликты тут не нужны. И еще я выяснила у председателя, что за этим участком числятся большие долги.
- О долгах не беспокойтесь. Чтобы получить деньги, продавец должен принести справку из правления, что долги погашены.
- Да? - сомнение было написано на лице Галины большими буквами. - Но границу вы должны отбить точно.
- Не волнуйтесь, с соседкой этот вопрос я решу.

Как только решите, деньги сразу внесем, - пообещала она.

Вечером я позвонила Сергею Михайловичу и потребовала телефон соседки. Давать его он не хотел.

- Тогда вызывайте геодезистов. Или - или. Но геодезисты - это долго и дорого. А с соседкой вопрос решить можно быстро и совершенно бесплатно.

Номер телефона я все-таки из него выдавила, позвонила соседке (назовем ее Людмилой Павловной) и договорилась о встрече на участке.

- Приезжайте в любое время. я со вторника переезжаю туда на все лето, - доброжелательно пригласила меня Людмила Павловна.

Я приехала в среду с 10-метровой рулеткой и мотком бечевки в кармане.

- Участок соседа немного больше моего, - сообщила соседка.
- Я знаю. По документам у него 10,33 сотки. Если эту площадь разделить на 40, то ширина участка будет не 25 метров, а 25,8.

Взяв рулетку, мы с Людмилой Павловной долго ползали по сорнякам и разросшимся и одичавшим кустам малины. Потом вбивали колышки и натягивали веревочку. Справившись с этой нелегкой работой, сели покурить на лавочку на ее участке.

- Все тут строилось на мои деньги, неожиданно заявила она. - Он (как и ее бывший муж, Людмила Павловна избегала называть свою отвалившуюся вторую половину по имени) пил, платил алименты детям, а я работала. Но теперь-то что поделаешь. Вот, пришлось строить вторую баню.

Действительно, на ее участке по границе с лесом стоял новенький хозблок, покрашенный яркой краской.

- И с домом не знаю, что теперь делать. Живу практически в собачьей будке. Все такое маленькое, потому что предполагалось, что большой дом мы построим на его участке. На моем вот сад посадили, дом теперь поставить негде. Я и баньку отодвинула, когда строила, прихватила сотку от леса. Кстати, в том сарае лежат мои дрова.

- Ваши дрова? - удивилась я.
- Ну да. И сарай мой. Построен на мои деньги. В нем мои вещи и мои дрова.

Мда. Это называется "разрешил соседу попользоваться". К Сергею Михайловичу у меня стали копиться вопросы.

- Когда будете продавать участок, имейте в виду - я хочу получить за сарай деньги. Если не заплатят, я его разберу и перенесу к себе. Поставлю за своей баней.

Тот, кто хоть раз пытался разобрать деревянную постройку, собранную на гвоздях, знает, что сделать это практически невозможно. Сухие доски трескаются, гнилые  - разваливаются в труху, только тронь. Этот сарай был построен из ничем не обработанного дерева, уже потемневшего от времени. Еще пяток лет - и он упадет сам собой, даже помогать не придется.

- И вообще, как вы можете его продавать, он построен незаконно, стоит за пределами участка. Я вам сейчас документ покажу!

С этими словами Людмила Павловна бросилась в дом и принесла мне заботливо приготовленное для ознакомления письмо: "В ответ на ваше обращение сообщаем, что бла-бла-бла..." Сарай подлежит сносу и все такое.

Ключевая фраза: "в ответ на ваше обращение". То есть сначала на свои деньги построила, а потом обратилась.

- Людмила Павловна, так ведь ваша новая баня тоже стоит за пределами вашего участка,  - изумленно говорю я.
- Ну и что? Я всего сотку прихватила, а он целых две.

Поняв, что такую логику ничем не пробьешь, я засобиралась домой. Дома сообщила о новом повороте сюжета Сергею Михайловичу.

- Ее сарай?! А чем она докажет? Документов на него нет, стоит он в створе моего участка, она-то тут при чем? И вообще, там внутри моя одежда лежит и стулья.

Атмосфера стала накаляться. Видимо, яблоком раздора сарай был уже давно. Похоже, стороны вооруженного конфликта с криком "так не доставайся же ты никому" готовы были спалить несчастное строение дотла. Видимо, от этого шага их удерживал только лес, окружавший сарай. Запылало бы все - включая само садоводство и соседний городок.

Потом я позвонила Галине. Сарай не его? А показывали с сараем! Нет, пусть хозяин снижает цену. И вообще, на этом участке долги. Вы решите все вопросы. а потом мы внесем аванс. Но вы пока никому участок не показывайте.

Ага, не показывайте. Уже полмесяца Галина кормит меня обещаниями, каждый раз находя уважительные причины, чтобы не вносить деньги. То она не может - надо маму везти в деревню, а это далеко, то работы много, то вопросы я должна решить, а вот потом...

В общем, работа продолжается. Всем, кто приходит смотреть участок, Людмила Павловна любезно сообщает, что на участке висят долги в миллион тысяч денег, и сарай стоит незаконно. А фундамент построен за ее деньги, и забор тоже. Про баню и говорить нечего.


И для полноты картины некоторые сведения о действующих лицах. Сергей Михайлович - бывший военный, подполковник в отставке, афганец. Людмила Павловна работала в милиции. Тоже подполковник в отставке.

Жизнь не сложилась, к этому они привыкли. Но сарай... Нет, этого простить нельзя.

Tags: сделки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments