Татьяна (s0no) wrote,
Татьяна
s0no

О неоконченной сделке

С этой семьей я познакомилась лет пять тому назад. Разведенные муж и жена хотели разъехаться по разным квартирам. Жили они в трешке в центре Петербурга. Квартира не самая лучшая, но и не самая плохая. Правда, запущена она была до крайности.

В туалете стены оклеены яркой клеенкой (впрочем, уже успевшей потемнеть от старости), фановая труба расписана под ствол березы, а в коридоре обои ободраны, да так и брошены. В комнатах грязные потолки, грязные окна и рамы, в кухне грязным было все. Некому убирать – у хозяйки (назовем ее Верой Степановной) давно опустились руки, а ее бывший муж Иван Петрович пил все свободное время.

Их уже взрослый сын снимал квартиру у родственников – жить в таких условиях он не мог. Его молодая жена ждала ребенка и смотреть на пьяного свекра не хотела ни на каких условиях.

Нужно было расселить их на две квартиры: двухкомнатную для Веры Степановны с сыном и однокомнатную для Ивана Петровича. Как я ни считала деньги, их хватало впритык, на самое скромное жилье.

Выставила квартиру в рекламу. Звонков было мало, а те покупатели, которые приходили на просмотры, бросали на эти апартаменты беглый взгляд и исчезали, как ежики в тумане.

Много раз я говорила с Верой Степановной о том, что им нужна доплата. Тогда можно будет снизить цену на их квартиру и увеличить количество потенциальный покупателей. Но всегда слышала в ответ только одно: денег нет и не будет.

Предлагала рассмотреть вопрос о покупке квартир в пригороде. Но этот вариант семья вообще отказывалась обсуждать.

Время от времени мне звонил Иван Петрович и долго расспрашивал, как у нас дела, почему нет покупателей, и что можно сделать, чтобы квартиру все-таки купили. Звонил он обычно ранним утром, когда я только-только вставала с постели. Хотелось в душ, хотелось есть, нужно было кормить зверей и собираться на работу, а вместо этого я сидела на краю кровати и с тоской слушала его рассуждения о недвижимости – тягучие, нудные и совершенно бессмысленные.

Время шло. Маленькие квартиры подорожали, а старый фонд нет. На него вообще спрос ограничен, а тут еще и место было не самым привлекательным. На расселение денег стало категорически не хватать. Еще раз подняв вопрос с доплатой и услышав все тот же ответ, я сняла квартиру с рекламы. Смысла продавать ее дальше не было: на эти деньги купить две квартиры в городе было совершенно невозможно.

Полтора года работы закончились ничем, но я была даже рада, что можно больше не вспоминать об этой квартире.

Но радовалась я рано. Не прошло и двух лет, как Иван Петрович позвонил снова.

- Хочу продать свою комнату! – заявил он, сразу беря быка за рога.

Вздохнув, я долго объясняла ему, что никакой комнаты у него нет, а есть одна треть квартиры. У них не коммуналка, а отдельная квартира в общей долевой собственности. И комнаты с площадью, соответствующей его доле, нет, так что выделить его часть квартиры в натуре не получится. И вообще этим занимается суд, а не агентства недвижимости.

Иван Петрович возмущенно вздыхал, объяснял мне, что я неправа и ничего не понимаю в его наполеоновских планах, а потом снова исчез. На этот раз вестей от него не было почти год.

Через год он позвонил и гордо сообщил мне, что «он все решил». Что решил? Выделил комнату. Есть решение суда и он готов мне его показать. Приехала, прочитала. Решение, конечно, было ни о чем – суд установил порядок пользования жилыми помещениями. Ивану Петровичу предписано пользоваться этой комнатой, а двумя другими могли пользоваться Вера Степановна с сыном.

И что? Да ничего. Квартира от этого в коммуналку не превратилась. Продать его комнату с такими документами было все равно невозможно, разве что за сущие копейки. Но ведь ему нужно было где-то жить, то есть за эти копейки он предполагал купить что-то другое.

- Я продаю треть квартиры! – говорил он мне. – Сколько стоит наша квартира? Вот и продайте мою долю за треть этой цены. А мне купите что-нибудь в пригороде.

Он уже был согласен на пригород, ага. Только кто купит комнату площадью 11 метров за треть цены трехкомнатной квартиры? Все мои объяснения он пропускал мимо ушей.

И все это время квартирный вопрос обсуждался на фоне выяснения отношений между бывшими супругами.

- Она хотела меня убить, - заявлял мне Иван Петрович, имея в виду свою бывшую жену. – Подлила мне в водку метилового спирта, я чуть коньки не отбросил. Не могу с ней больше жить, давайте решать вопрос скорее.

- Он для меня не существует, - говорила Вера Степановна, имея в виду своего бывшего мужа. – Его нет, это пустое место.

Но крепко сжатые челюсти и стиснутые кулаки говорили об обратном. Бывший муж существует и делает жизнь невыносимой. Он где-то работал охранником, дома его не было сутки через двое. А в остальное время он пил. Почему нет?

За квартиру платит его бывшая жена, продукты при необходимости можно стянуть у нее же. Ничего не делаешь, ни за что не отвечаешь, чем не жизнь?

Впрочем, разъехаться Иван Петрович все-таки хотел – у него завелась дама сердца, которая жаждала обустроить свое собственное семейное гнездышко. Для этого нужна была отдельная квартира. И Иван Петрович придумал ход конем.

- Купи мою долю, - предложил он жене. – Дай мне 1400 тысяч, и я выпишусь и уеду. Ну, не просто уеду. Вот Татьяна Владимировна мне найдет студию в новом доме, и я буду в ней жить.

- Готовую студию за такие деньги не купить, - предупредила я его. – Только в строящемся доме на раннем этапе строительства.

- Да что вы говорите, - возмутился Иван Петрович. – Мы вот с другом ездили вчера в Никольское, смотрели квартиры. Они там есть.

Я как раз выставила в рекламу квартиру в том сам доме, в котором он был с другом, и знала реальный уровень цен. Но Иван Петрович знал лучше.

Его комната не стоила денег, которые он запросил у бывшей жены. Продать кому-то другому 11 метров с непонятными документами даже за миллион он вряд ли смог бы. Только для Веры Степановны это было освобождением от многолетнего рабства, и она готова была на все. Но деньги! Где взять столько денег?

Сын помочь не мог – жена сидела в декрете с ребенком, вся его зарплата уходила на семью и аренду квартиры. Вера Степановна бросилась по банкам в поисках ипотечного кредита. Сбербанк пообещал рассмотреть вопрос. Она обрывала мне телефон, спрашивая совета: куда идти, какие справки брать, что делать?

Я подробно объясняла ей и Ивану Петровичу порядок действий. Получалось плохо. Если Вера Степановна еще следовала инструкциям, то Иван Петрович ухитрялся забыть не меньше половины, а вторую половину перепутать, хотя каждый раз я требовала, чтобы он все подробно записывал на бумаге.

Отчаявшись добиться от него хоть одной справки, я просто пошла по инстанциям вместе с ним. Даже встретиться оказалось непросто: он пришел не по тому адресу не в то время и пытался заказать не тот документ. А где бумажка с инструкцией? Забыл дома.

Наконец весь комплект документов был собран и отправлен в банк.

- Вы уже начали искать ему квартиру? – спрашивала меня Вера Степановна.
- Начну, когда банк примет решение о выделении вам кредита.
- А может, лучше сделать это заранее?

Делать это заранее я не имела ни малейшего желания. Какой смысл что-то искать, если денег нет? А если банк откажет? Вера Степановна оплатит мне сделанную работу? Это вряд ли.

Она позвонила мне через месяц.

- Завтра я подписываю кредитный договор.
- Как подписываете?! Его подписывают в день сделки.
- Нет, я беру не ипотечный, а потребительский кредит.

Почему произошла такая смена курса, она так и не объяснила. Но пора было звонить Ивану Петровичу. Он радостно потирал руки. Ищем, ищем квартиру!

Я сделала распечатку. Купить квартиру на вторичном рынке за такие деньги можно было только значительном расстоянии от Петербурга – например, в Любани или Волхове. Это Ивана Петровича не устраивало. Максимум полчаса до города! На большее он согласен.

- Смотрите строящиеся дома, которые скоро должны быть сданы, - говорит он мне.
- А у вас есть где жить, пока дом будет достраиваться?
- Нет, конечно. Буду жить, где живу. И выписаться мне некуда.

Ладно, смотрим студии в почти построенных домах со сроком сдачи 2-3 квартал 2014 года. Есть! Много вариантов! Звоню. Никольское, Мурино, Щеглово, поселок Свердлова, Коммунар – варианты отваливаются один за другим. Там – ошибка в рекламе, и срок сдачи - 2015 год, там уже все продано, там давно повышены цены. Нахожу реальный вариант в Отрадном. Дом построен, госкомиссия 18 июня. Правда, студия без отделки, но близко к городу и срок сдачи – почти завтра. Звоню Ивану Петровичу.

- Едем, едем смотреть! – радуется он.

Звоню Вере Степановне. Объясняю, что по деньгам проходит только такой вариант. И Ивану Степановичу придется пожить на старой квартире еще немного.

- Как в строящемся доме? – ужасается она. – Знаю я эти строящиеся дома. Они могут и два года сдаваться. Ни одного лишнего дня я с ним в одной квартире жить не буду!
- А какой у вас есть выбор?
- Ищите ему квартиру на вторичном рынке.
- Я предлагала. Он отказывается, потому что далеко.
- Неделю назад он обещал, что съедет немедленно. Говорил, что ему есть, где пожить, пока решится его квартирный вопрос. Здесь он жить не будет!

Вера Степановна рыдает в трубку. Слышно, что человек на пределе. По кредиту ей придется платить примерно 25 тысяч в месяц. Она нашла вторую работу, хотя уже не первый год на пенсии. У нее бессонница, давление зашкаливает за 200 и болит сердце.

- Я не могу заставить его насильно согласиться на Любань, - говорю я.
- Пусть едет! Пусть выбирает по деньгам, подумаешь, какой барин с запросами!
- Ну так поговорите с ним.
- Я с ним не разговариваю!

Вздохнув, я обещаю поговорить с ним сама. Звоню Ивану Петровичу. Объясняю, что Вера Степановна не согласна с его планами – пожить в старой квартире не получится.

- Ну так почему вы не ищете мне квартиру на вторичке? – возмущенно говорит Иван Петрович.
- На вторичке за такие деньги можно купить только в 100 км от Петербурга, - опять объясняю я.
- Туда не поеду! Как я буду добираться до работы?
- Почему вы собираетесь ездить в Петербург? Что, в той же Любани или Волхове нет работы?
- Там такие зарплаты, что можно умереть от голода. Только кота и прокормишь.
- А как же другие люди живут и не умирают? Причем еще и детей ухитряются растить.

Иван Петрович непреклонен.

- Вы плохо ищете! Что вы сидите в интернете? Звоните по фирмам, у них много всякого есть.
- Я не могу найти то, чего не существует в природе. Нет в пригородах Петербурга квартир за такие деньги. Их просто НЕТ!

Разговор идет по кругу. Иван Петрович забывает, что он говорил только что, перескакивает с первички на вторичку, потом обратно. Он не хочет ничем жертвовать или прилагать какие бы то ни было усилия. Он уверен, что я просто плохо, неправильно ищу ему квартиру его мечты.



Этот разговор состоялся сегодня. Ситуация повисла в воздухе. Вера Степановна не хочет жить с бывшим мужем ни одного лишнего дня. Иван Степанович хочет хорошую квартиру рядом с Петербургом.

А я… я вообще не хочу заниматься этой сделкой. На этих людей мной потрачено уже столько времени, душевных сил и денег (да, реклама, бензин и бесконечные консультации по миллиону вопросов тоже имеют цену), что хватило бы на несколько сделок. Ничего не меняется.

Я уже не раз писала, что есть множество людей, которые своими руками превращают свою жизнь в ад, из которого не могут выбраться, скованные квартирным вопросом, как цепью. А потом они обращаются к агенту и просят сделать их если не счастливыми, то, по крайней мере, спокойными. Но агент – это человек, помогающий продавать и покупать квартиры. Мы не можем изменить другого человека. Квартира – не причина счастья или не счастья, а только фон для этих эмоций.

Мы не можем купить квартиру человеку, который сам не знает, чего он хочет. Не можем, если человек неадекватно смотрит на свои возможности. Не можем, если он не хочет пожертвовать даже малостью своих ничем не обеспеченных запросов. Если он не хочет сам приложить даже минимум усилий, чтобы сделать свою жизнь достойной.

Что мне делать, френды? Продолжать эту бессмысленную и беспощадную войну за их лучшее будущее? Бросить все и забыть? Мои ресурсы тоже не бесконечны. Я устала.

Tags: сделки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 113 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →