Татьяна (s0no) wrote,
Татьяна
s0no

Третье задание, или Восемь узлов кармы

Апрель 1997 года

Менеджер Марина дала нам с Ленкой третье задание.

- Девочки, - сказала она. – Надо подобрать небольшую квартирку на Кронверкском проспекте, окнами на шпиль Петропавловки. Метров 70 - 80, не больше. Там сталинок много, вот по ним и походите.

Сталинки, так сталинки. Половина квартир оказывается уже расселенной. В остальных публика отличается от жителей Рижского проспекта. Интеллигентные лица попадаются гораздо чаще. Но в коридорах - все те же славянские шкафы, давшие приют тысячам поколений моли, пахнущие нафталином и пылью, велосипеды, висящие под потолком, кривобокие шкафчики на кухнях.

Коренная петербурженка, бабушка лет 75, живущая в десятиметровой комнате, больше похожей на чулан, жалуется на соседку, предпринимательницу из Пскова, купившую недавно самую большую комнату в их квартире: «Ходили тут уже агенты до вас, предлагали расселиться. Так разве ж с такими соседями что-нибудь получится? Понаехали тут и сразу хотят квартиру. Я в Ленинграде родилась, блокаду пережила, а мне предлагают только комнату побольше».

Соседка, крупная, энергичная женщина с выжженными перекисью волосами, недовольно поводит плечом.

- Да, бабушка тут сто лет живет. Ну и что? Я десять лет вкалывала без выходных, моталась в Турцию, Польшу, деньги зарабатывала. Я их честно заработала и купила комнату. Моя комната в два раза больше бабкиной и стОит в два раза больше.

Она права. Но как объяснить бабушке, что при продаже квартиры деньги делятся не пропорционально времени ожидания в очереди, а пропорционально метрам, которые ей принадлежат? И что ее соседке действительно причитается сумма, на которую можно купить квартиру.

Два поколения. Две судьбы. Две правды.

Проходим одну парадную сверху донизу. Входим во вторую. На третьем этаже на двери  два звонка. Коммуналка. Звоним. Дверь открывает женщина. Гладко зачесанные волосы собраны узлом на затылке. В ушах массивные серебряные серьги. На плечах шаль с шелковистой бахромой. Выслушав мое вступление, она пропускает нас внутрь. Просторный полупустой холл, блестящий паркет – все это больше похоже на отдельную квартиру.

- Из какого вы агентства? – спрашивает она нас.

- Агентство «Дом плюс», подразделение «Элитные квартиры», - бодро рапортует Ленка.

Дама смотрит на меня. Темные глаза без блеска, чуть надменное выражение лица.

- Нами уже занимается другое агентство, - говорит она. – Лично директор.

Да, где уж нам уж. Мы-то знаем, что ни один директор мало-мальски серьезного агентства лично не ведет сделки, не царское это дело, но возразить нечего. Непонятно только, почему она нас пригласила в квартиру.

- Но с вами тоже можно работать, - неожиданно добавляет дама, продолжая смотреть на меня. – Я врач. Дорогой врач. Целитель. Мне нужна хорошая квартира. Пока вы тут стоите, я просмотрела карму вашего агентства. С ней все в порядке. И у вас лично, - она все еще смотрит мне в глаза, - всего восемь узлов.

- Восемь узлов чего? – не поняла я.

- Восемь узлов кармы. С вами можно иметь дело.

Она все еще смотрит на меня. Ленкина карма, похоже, ей совсем неинтересна.

- Конечно, я занимаюсь не только целительством, - продолжает она. – Мир так несовершенен. Его надо корректировать. Вы знаете, что такое матрица? – спрашивает она.

- Не знаю, - честно признаюсь я.

- Это такое изображение человека. Например, в виде куклы.

В воображении у меня всплывает образ воскового гомункулуса, утыканного иголками, и чернокожий жрец вуду, толстыми губами шепчущий заклинания.

- Вижу, уже представили, - усмехнулась дама. – Я работаю с матрицами. Сейчас – с двумя. Матрицей Ельцина и Сильвестра Сталлоне. Скоро у нас не будет президента. Вчера передавали, что он заболел. Уже болеет. Ему осталось жить, - она снова усмехается, - девять дней.

Мы переглядываемся с Ленкой. Дама не похожа на сумасшедшую. Она спокойна, уверена в себе, логична. Если не считать последней фразы. Впрочем, и последняя фраза логично вытекает из того, что она сказала выше.

- Не удивляйтесь, - она продолжает смотреть на меня, - жизнь гораздо богаче, чем вы думаете. В ней действуют силы, которые вы даже не можете себе представить. Оставьте мне свой номер телефона. Может быть, я вам позвоню. Через десять дней.

Мы вышли на улицу.

- Слушай, - говорит Ленка. – Ну, Ельцин - ладно. Может, он ее лично чем-то обидел. А Сталлоне-то чем ей не угодил? Его-то за что?

Я недоумеваю вместе с ней.

- Ленка, что такое узел кармы? – спрашиваю я.

- Не знаю, - отвечает Ленка. – Но ни с чем хорошим слово «узел» у меня не ассоциируется.

- А восемь узлов - это много или мало? - продолжаю допытываться я.

Ленка пожимает плечами.

- Может, узлы кармы – как волосы. Если восемь волос на голове – это мало, если в носу – это мно-о-о-го, - веселится Ленка. – Смотря в каком месте у тебя эти узлы находятся.

Мы смотрим друг на друга и хохочем. Потому что темное облако магии осталось там, за дверью, а вокруг – магия весны, капель, птичьи крики в скверике у зоопарка и бездонное апрельское небо над головой.

Вернувшись домой, я поделилась новостью с детьми.

- Сегодня я познакомилась с экстрасенсом. Так-а-а-я дама… Она сказала, что Ельцин умрет через девять дней.

Судя по их взглядам, детям немедленно захотелось измерить мне температуру.

- Через восемь дней начнем следить за новостями, - упрямо сказала я. – Ельцин уже болеет. Мало ли что…

На девятый день в семичасовых новостях по НТВ показали президента на встрече с тружениками села. Еще через неделю – Сталлоне, который в очередной раз то ли женился, то ли развелся, то ли снялся в очередном блокбастере. Через полгода агентство «Дом плюс» рухнуло, унеся с собой в бездну, по разным оценкам, от трех до шести миллионов долларов, принадлежавших их клиентам. Дама мне так и не позвонила.


Начался май, а мы с Ленкой успешно закончили курсы стажеров.

Tags: как я была стажером, сделки
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments