Татьяна (s0no) wrote,
Татьяна
s0no

О домашнем насилии. Это должен знать каждый (часть 1)

Все еще помнят историю с убийством Ирины Кабановой. Как развивались отношения в их семье? Можно ли было избежать трагедии? На эти вопросы трудно дать точные ответы, но необходимо поговорить о том, что вообще происходит в огромном количестве семей. Домашнее насилие  - многогранное явление, которое начинается с мелочей и развивается по одной и той же схеме. Давайте рассмотрим, что же это такое. Сначала – немножко сухой статистики и теории.

Как отмечают эксперты, статистика по домашнему насилию в России фрагментарна, труднодоступна, а зачастую попросту отсутствует. Однако официальные данные МВД России на 2008 год говорят:

- насилие в той или иной форме наблюдается почти в каждой четвёртой российской семье;
 - ежегодно около 14 тысяч женщин погибает от рук мужей или других близких;
- две трети умышленных убийств обусловлены семейно-бытовыми мотивами;
- до 40% всех тяжких насильственных преступлений совершается в семьях.

Теория о циклическом характере домашнего насилия была представлена в 1970-е годы американской исследовательницей Ленор Уолкер (Lenore Walker) и на сегодняшний день является общепринятой. Согласно её концепции, домашнее насилие - это повторяющийся с увеличением частоты цикл действий, включающий в себя 4 стадии.

1.Нарастание напряжения в семье. Возрастает недовольство в отношениях и нарушается общение между членами семьи. На этой стадии жертва старается утихомирить агрессора.

2.Насильственный инцидент. Происходит вспышка жестокости вербального, эмоционального или физического характера. Сопровождается яростью, спорами, обвинениями, угрозами, запугиванием.

3.Примирение. Обидчик приносит извинения, объясняет причину жестокости, перекладывает вину на жертву, иногда отрицает произошедшее или убеждает жертву в преувеличении событий («раздувании из мухи слона»).

4.Спокойный период в отношениях («медовый месяц»). Насильственный инцидент забыт, обидчик прощен. Фаза называется «медовый месяц» потому, что качество отношений между партнёрами на этой стадии возвращается к первоначальному.

После «медового месяца» отношения возвращаются на первую стадию, и цикл повторяется. С течением времени каждая фаза становится короче, вспышки жестокости учащаются и причиняют больший ущерб. Жертва не в состоянии урегулировать ситуацию самостоятельно.

Что считается насильственным инцидентом? Неверно представлять, что насилие – это действие, выражающееся только в побоях или сексуальном принуждении. Отнюдь нет. По определению Национального центра по предотвращению насилия, «семейное насилие — это повторяющийся с увеличением частоты цикл физического, сексуального, словесного, психологического и экономического оскорбления и давления по отношению к своим близким с целью обретения над ними власти и контроля».

Физическое насилие включает прямое или косвенное воздействие на жертву с целью причинения физического вреда, выражается в нанесении увечий, тяжких телесных повреждений, побоях, пинках, шлепках, толчках, пощечинах, бросании объектов и т. п.

Сексуальное насилие - сексуальные действия с человеком, который не даёт на них согласия или не в состоянии отказать насильнику, или оказать ему сопротивление. Не следует думать, что изнасилование может иметь место только по отношению к постороннему человеку и представлять, что женщина в браке является рабыней, всегда обязанной оказывать своему господину соответствующие услуги.

К экономическому насилию относится контроль над финансовыми и прочими ресурсами семьи, выделение жертве денег на «содержание», вымогательство, принуждение к вымогательству. Сюда также относятся запрет на получение образования и/или трудоустройство, и намеренная растрата финансовых средств семьи с целью создания напряженной обстановки.

Эмоциональное (психологическое) насилие выражается в унижении, оскорблении, контролировании поведения, изоляции, ограничении круга общения жертвы, "промывании мозгов", допросе, шантаже, угрозах причинения физического насилия.

Поскольку психологическое насилие – самый частый вид насилия, встречающийся в семьях, поговорим об этом подробнее. Я не буду рассказывать об этом своими словами, а кратко изложу работу профессионала.

Патриция Эванс «Вербальное насилие: угнетение и контроль» (Patricia Evans "Verbal Abuse Survivors Speak Out")

В этой главе обсуждается способ, с помощью которого вербальный насильник доминирует над партнером, проявляя свой контроль. Четырнадцать категорий вербального насилия являются методами, с помощью которых насильник контролирует своего партнера в отношениях.

Такое поведение в конце концов отталкивает женщину, заставляет ее уйти, а вовсе не «удерживает» ее в отношениях – рано или поздно женщина поймет, что не может оставаться. Кажется, что насильники не способны понять это или изменить свое поведение, когда их спутницы жизни начинают протестовать. В ответ они становятся еще более контролирующими и проявляют еще больше насилия, чем до протестов своих партнеров.

Говоря и делая все возможное, чтобы принизить ее, насильник стремится к тому, чтобы почувствовать свое превосходство, а, следовательно, и контроль над своим партнером. Его мотивация состоит в том, что в результате она станет столь разбитой и беспомощной, что она будет просто не в состоянии уйти от него – и все это время ему даже не приходит в голову, что именно это его поведение со временем приведет к прямо противоположному эффекту.

Люди, которые сейчас признают свое собственное вербальное насилие, говорят, что до того момента, когда они узнали, что оскорбления другого человека, вспышки ярости, приказы, постоянное унижение являются формой насилия, им даже не приходило в голову считать свое поведение насильственным. Они прекрасно знали, что они говорят, но также как те, кто совершает изнасилования или убийства, они не беспокоились о разрушительных последствиях своего поведения. Почти всегда они чувствовали себя гораздо лучше после вербального насилия.

Вербальное насилие – это метод контролирования другого человека, который встречается в любом типе человеческих отношений. Разве найдется человек, который никогда не был свидетелем вербального насилия родителя над ребенком? Разве найдется хоть один человек, который никогда не слышал о начальниках, подвергающих такому насилию подчиненных, мужчинах, подвергающих насилию женщин, женщинах, подвергающих насилию мужчин, матерях, подвергающих насилию дочерей, отцах, подвергающих насилию сыновей и наоборот?

Мы только сейчас начинаем понимать динамику коммуникации во время вербального насилия. Тем не менее, в отношениях мужчины и женщины мы уже многое узнали о проблеме контроля. Некоторые вербальные насильники переходят к физическому насилию. Другие менее склонны к откровенно физическому насилию по культурным или семейным причинам, и они проявляют насилие только вербально. Однако как бы ни проявлялся контроль, вербально или физически, его динамика остается одной и той же.

Пережившие вербальное насилие описывают вербальных насильников, которые иногда ведут себя очень громко и вспыльчиво, а иногда и вообще не поднимают голоса, осуществляя контроль скрытыми способами. Один вербальный насильник говорил: «Я могу в одну секунду поставить ее на место, не повышая голоса». Хотя он проявлял очень тяжелое вербальное насилие по отношению к жене, он говорил, что «сам не понимает почему». Он продолжает:

Я могу «написать книгу» о том, как мужчина может стратегически уничтожить до основания самоуважение своей жены. Я рад, что пока что не переключился на ребенка, теперь, когда я понял, что вербального насилия могло бы и не быть. За последние несколько дней я понял, как часто я прибегал к насилию за десять лет жизни с моей женой. Мне больно осознавать, как глубоко я ранил ее все эти годы. – В. О.

Эмоционально контролирующее поведение проявляется с помощью вербального насилия, языка тела и депривации (отказа). Эти виды поведения являются «способом общения насильника с партнером». Список видов контролирующего поведения организации по борьбе с домашним насилием MANALIVE проливает свет на это мрачное и бессознательное царство.

В нем утверждается: «Цель контролирующего поведения – уничтожить вашего партнера, отказывая ей в привычных ресурсах, которые необходимы для ее благополучия и чувства целостности».

Вербальный насильник, который контролирует один или несколько таких ресурсов, обычно использует как слова, так и действия. Вербальное насилие становится частью других видов контролирующего поведения, и все вместе они обесценивают партнера. Методы контроля, которые я привожу ниже, взяты из списка MANALIVE.

Контроль над ее временем
Насильник контролирует время своего партнера, когда постоянно не приходит вовремя, а потом говорит что-то вроде: «Мы о точном времени не договаривались». Или же он приходит, говорит, что он готов говорить или сделать что-то, а затем начинает заниматься чем-то совсем другим, в то время как партнер вынужден ждать.

Одна пострадавшая пишет:
Я готовлю ужин. Прямо перед тем, как приходит время есть, он уходит за дверь – ни слова не говорит мне, и я не имею понятия, когда он вернется. У меня уже могли быть планы на вечер. Если потом я спрошу его, почему он не поговорил со мной и не сказал мне о своих планах, чтобы я смогла запланировать что-нибудь для себя, он отвечает: «Перестань жаловаться, если бы я сказал тебе, что хочу уйти, ты бы захотела, чтобы я остался». – Г. К.

Этот насильник не хочет обсуждать или договариваться о своих планах. Если он начнет это делать, то он откажется от тотального контроля.

Контроль над ее пространством
Насильник контролирует пространство партнера, захватывая общее пространство или вторгаясь в ее личное пространство. Есть множество способов это сделать.

Некоторые примеры приведены ниже.
- Контролировать ее социальное пространство, ограничивая ее контакты с друзьями, например, говорить, что ее нет дома, хотя она дома, или не позволять ей приглашать друзей домой.
- Контролировать ее интеллектуальное пространство, используя сложные и длинные аргументы, чтобы она просто устала и уступила в дискуссии, или постоянно перебивая ее.
- Вторгаться в ее свободное время, например, специально говорить с ней, когда она явно хочет побыть одна.
- Вторгаться в ее личную жизнь, требовать, чтобы она подробно отчитывалась обо всех своих действиях, или вскрывать ее почту и посылки.
- Мешать ее сну.
- Оказывать на нее давление, чтобы она занялась сексом, когда ей этого не хочется.
Пострадавшие очень часто описывают все выше перечисленное.

Он постоянно ходил за мной из одной комнаты в другую, продолжая орать.
Он изолировал меня от родственников и друзей, постоянно выискивая у них недостатки, и высмеивая меня, если я с ними встречалась.

Контроль за ее материальными ресурсами
Вербальный насильник может контролировать один или все материальные ресурсы своего партнера, отказывая в общей и финансовой информации, а также отказываясь предоставить обещанные деньги, выполнить обещанную работу, очень часто объясняя это тем, что он «просто забыл».

Когда я просила его о деньгах на хозяйство на неделю, то он обычно давал мне только часть, говоря, что прямо сейчас у него больше нет. Затем мне приходилось просить второй раз, и он начинал злиться, говорил, что сейчас не время, что он занят чем-то другим, или он просто расслабляется перед телевизором или с газетой, а это может и подождать. Я чувствовала себя униженной. – Л. В.

Контроль с помощью языка и жестов
Вербальный насильник использует свой язык жестов, чтобы контролировать своего партнера, точно так же он использует слова. Слова и жесты используются вместе. Таким образом, он использует самого себя как средство для контроля над партнером. Ниже приведены некоторые способы причинения боли и запугивания, которые являются формой отказа в ресурсах и контролирующей злости.

- Демонстрировать обиду.
- Отказываться говорить.
- Отказ в проявлении привязанности.
- Отчуждение и закрытые позы.
- Резкий уход из комнаты.
- Уход из дома.
- Удары по стенам или предметам.
- Безответственное вождение.

Контроль над ее определением реальности
Когда вербальный насильник применяет тактики контроля, он обычно пытается формировать реальность своего партнера. Эта форма контроля является формой максимального угнетения. Когда он говорит партнеру, что именно является реальностью, то он фактически играет Бога. Определение реальности за партнера – это форма насилия, которая полностью нивелирует опыт партнера, которому начинают внушать «что было на самом деле». Ниже приведены типичные примеры такого поведения.

Это не то, что ты сказала.
Это не то, что ты сделала.
Это не то, что произошло.
Это не то, что ты видела.
Это не то, что ты чувствовала.

Каждое из этих утверждений нарушает границы партнера и является явным вербальным насилием.

Определяя реальность партнера, насильник нагло заявляет, что он знает больше об опыте партнера, чем она сама. Он говорит, что он лучше знает, что делает или говорит его партнер, а также что партнер чувствует. На самом деле он знает только то, что он видел, слышал или чувствовал; другими словами, он знает только свой опыт.

Представляя все так, как будто он прав, а она неправа, он не только заявляет о том, что он полностью подчинил ее своей воле, но и о том, что он нарушил целостность партнера, нивелируя ее опыт.

Мы все воспринимаем этот мир всеми нашими чувствами, и с помощью разума мы интерпретируем сенсорные данные. Когда конгруентность сенсорных переживаний и их интерпретации ставится под сомнение буквально каждый день, то чувства компетентности, целостности и личной силы партнера постепенно разрушаются.
Она не только по-разному воспринимает мир, она также по-разному выражает себя. Когда ее чувства, их выражение и мысли объявляются неверными, то на бессознательном уровне это разрушает ее целостность.

Многим трудно представить, как один человек может внушать другому, что тот видит, чувствует или говорит. Некоторые думают, что такому насилию подвергаются только заключенные военных лагерей, где они находятся в полной изоляции, а лишенные человечности насильники пытаются промыть им моги, внушают им, что они не переживали того, что они на самом деле пережили.

Вербальные насильники контролируют, путают и выбивают своих жертв из колеи следующими методами:
Деформация реальности: Я знаю, я это сказал, но это неправда.
Требование согласия: Если я так сказал, то так оно и есть.
Собственное определение правды: Ты понятия не имеешь, о чем говоришь. (Только я знаю правду).

Контроль путем определения ее мотивации
Когда вербальный насильник определяет мотивацию партнера, то он говорит ей, почему она поступила так или иначе, как будто он знает это лучше нее. Таким образом, он контролирует не только ее восприятие, как мы видели ранее, но и ее представление о себе. Это сводящее с ума поведение – поведение, которое выбивает партнера из колеи и заставляет ее испытывать замешательство. Это такие тактики как «Ты просто хочешь оказаться правой» или «Ты специально напрашиваешься на ссору», которые уничтожают целостность партнера. При этом в «глубине души» насильник прекрасно знает, что партнер вовсе не пытается начать ссору.

С другой стороны, его партнер верит, что насильник рациональный человек, а значит, она сама сделала что-то, что заставило его воспринимать ее таким образом, хотя она изо всех сил стремиться к взаимопониманию. В результате она спрашивает себя, почему он решил, что она хочет начать ссору. Однако в реальности нет никакого соответствия между тем, что она говорит, и тем, что, по его словам, она хочет сказать.

Пережившая вербальное насилие пишет о следующем опыте, когда ее спутник пытался определять ее мотивацию.
Он просил меня узнать, где лучше всего открыть депозитный счет с самой высокой процентной ставкой; я это сделала. Позднее за ужином я начала смотреть телевизор. Он лег в постель раньше меня. Через какое-то время он спустился в комнату, возмущаясь, что мы могли потерять пятьдесят долларов, потому что я выбрала ближайший от дома банк, а не тот, где проценты выше. Это, разумеется, было ложью.
Он орал и кричал на меня так сильно, что у него пошла пена изо рта. Эта пена меня совсем напугала. Он был похож на бешеных животных, о которых я читала. До сегодняшнего дня меня преследуют воспоминания о том случае. Я просто не способна забыть об этом. А таких случаев было много, очень много, я даже не смогу их все перечислить. – М. А.

Контроль с помощью перекладывания ответственности на нее
Насильник внушает партнеру, что она несет ответственность за его поведение, и таким образом он снимает с себя ответственность. Другими словами, он избегает последствий за свое поведение, обвиняя во всем ее, и сохраняет контроль над ней. Ему не нужно ничего менять.
Я сделал это из-за тебя.
Я сделал это из-за обстоятельств.
Я сделал это, потому что ты меня довела.
Ты заставила меня захотеть _________.

Другой скрытый способ переложить ответственность на партнера – сделать вид, как будто она несет за что-то ответственность, сказав ей злым и обвиняющим тоном:
Почему это здесь лежит!
Как это произошло!
Таким образом, насильник пытается заставить ее «все исправить», как будто это ее вина. (Хороший ответ на это: «Понятия не имею!»)

Контроль с помощью приписывания статуса
Принижая ее, пренебрежительно о ней отзываясь, он может со временем добиться, что она начнет сомневаться в собственной компетентности.
Хваля ее, комментируя ее, он может пытаться убедить ее, что она подходит только для некоторых занятий, хотя на самом деле это могут быть области, в которых она наименее талантлива или заинтересована. Это позволяет насильнику контролировать и уменьшать независимость и уверенность своего партнера.

Ниже приведены такие примеры:
Ее принижение: Ты плохая мать. Ты отвратительный водитель.
Похвалы в ее адрес: Ты настоящий эксперт по смене подгузников.

Другие методы включают:
Вынесение приговора: Ты поступила плохо, когда ты…
Обобщение: Все вы женщины одинаковые.
Характеристики: Ты в точности как твоя мать.

Пережившие вербальное насилие пишут о том, как пострадала их самооценка, потому что их хвалили только за то, что они делали хуже всего.
Я была профессионалом в своем деле, но меня так забили эмоционально, что я верила, что смогу работать только уборщицей или официанткой. Сейчас я работаю директором по маркетингу филиала крупной компании. – Р. Ф.
В реальности я очень компетентный человек. Но мой муж убедил меня в обратном. Сейчас я вице-президент небольшой компании. – Д. Л.
Я не могла представить, что то, что я говорю, приемлемо или хотя бы понятно, что-то было «не так» с каждым моим предложением. Я целые часы проводила, пытаясь понять, что же мне сказать. И подумать только! Прошло пять лет, и теперь я профессор, и студенты обожают мои лекции! – Г. К.

Насильник и контроль
Ранее мы прочли письмо женщины, чей муж ругал ее за то, что она научилась новой фигуре танца у другого мужчины. Он, очевидно, ревновал и чувствовал, что этот незнакомец может отнять у него контроль над ней. Он хотел сохранить свой контроль. Если бы он попросил ее показать ему, чему она научилась, то он бы укрепил отношения с ней. Скорее всего, она была бы счастлива, что он уважает ее усилия и хочет чему-то научиться у нее. Его поведение, тем не менее, оттолкнуло ее, пусть и временно.

Почему, если он хочет сохранить отношения с ней, его поведение отталкивает ее? Потому что он чувствует, что его лишили власти, и он хочет избавиться от ощущения бессилия. Контроль и самозащита идут рука об руку. Когда насильник критикует и ругает своего партнера, он избавляется от чувства бессилия с помощью демонстрации превосходства. Он отрицает свои истинные чувства, и в то же время он верит, что он выше партнера, и он считает, что он может контролировать того человека, который ниже его.

Кто-нибудь может спросить, с какой стати человек чувствует себя сильнее, если, например, критикует другого? Вербальному насильнику это помогает почувствовать власть, поскольку он верит в эту демонстрацию силы, так же как он верит в свой идеальный имидж – обычно это имидж Хорошего Парня.

Критика, например, - это демонстрация превосходства, демонстрация того, что он превосходит партнера в области «знаний». Насильник хочет верить, что он во всем разбирается лучше партнера, и поэтому критика позволяет ему ощутить власть. В результате, он может на время подавить чувства бессилия и низкого статуса, которые постоянно преследуют его.

Когда насильник игнорирует партнера, он защищает себя от осознания своего насилия и его последствий. Например, когда он говорит: «Ты поднимаешь шум из-за пустяков», он считает, что если он заставит ее в это поверить, то это станет правдой. Конечно, она может быть слишком запугана, чтобы спорить с ним, или она просто слышит это так часто, что начинает верить в это. Даже в этом случае, он, как правило, абсолютно неправ. Если кто-то пытается посмотреть на ситуацию глазами партнера и терпит от него слишком много вспышек раздражения, критики и унизительных замечаний, то ее партнер – вербальный насильник.

Как еще вербальное насилие связано с контролем? Конечно, может показаться странным, что человек, который хочет контролировать то, что говорит и делает другой человек, будет проявлять откровенное вербальное насилие. Не проще ли будет говорить с ней ласково?
Насильник не способен просить ласково. Почему? Потому что он считает, что у партнера не должно быть возможности сказать «нет». Если она скажет «нет», то он потеряет контроль. Поэтому он пользуется вербальным насилием, чтобы снизить самооценку партнера. В этом случае она начнет постоянно сомневаться в себе, и ей будет гораздо проще манипулировать.

Другой способ понять поведение насильника – это понять, что он чувствует уверенность в себе и в том, что он контролирует другого человека, когда он выше по статусу как полицейский выше водителя, или когда он может угнетать партнера, как диктатор угнетает народ, ограничивая его свободу действий или свободу слова.

Вербальный насильник приобретает чувство контроля, обесценивая своего партнера таким образом, что она начинает сомневаться в себе или прекращает попытки переубедить его. Каждый раз, когда он заставляет ее «уступить», другими словами, подчиниться или не спорить с ним, у него появляется ощущение, что он победил. А победитель все контролирует, верно? (И помните, что побежденные начинают служить победителю).

Каждый человек, который подвергает другого вербальному насилию, делает это, чтобы установить контроль и таким образом избавиться от чувства бессилия. Насильник часто настолько привык к насилию над партнером, что он даже не думает о себе как о насильнике. Некоторые мужчины, которые учатся останавливать вербальное насилие над партнерами, говорят, что даже самые жестокие унижения и оскорбления стали для них рутиной, почти рефлекторным способом поведения.

Вербальный насильник так привык к контролю, что он редко ставит свое поведение под вопрос, и не считает, что он кого-то угнетает. Один мужчина написал, что его последняя жена, наконец, заявила, что подает на развод, потому что больше не может терпеть вербальное насилие. Тогда он не мог представить, что заставило ее это сказать. Позднее, когда он почитал книги о вербальном насилии, он написал:
Я – вербальный насильник. Я принес столько боли себе и окружающим, и никогда этого даже не понимал – я не понимал, что я разрушаю чужую жизнь. – Л. Ф.

Вера в собственную потребность и право контролировать другого человека может быть привита человеку еще в раннем детстве. В этом случае только драматические и шокирующие эмоциональные потрясения могут заставить его пересмотреть всю свою жизнь и попытаться измениться.

Чем больше мы узнаем о вербальном насилии и чем чаще мы узнаем его, называем его по имени, противостоим ему, говорим о нем, останавливаем его или уходим, тем скорее мы все вместе сможем прийти к ситуации, благоприятной для хороших отношений дома, на работе и везде, где люди общаются друг с другом.

В следующем отрывке говорится о контроле:
Я знала, но не могла понять, почему он сдерживает свои вспышки ярости, если хочет. С некоторыми людьми он всегда держал себя в руках. Например, если это был сотрудник офиса, от которого он зависел. Или в социальной ситуации, когда кто-то разозлил его, но показать это было бы неприлично. Даже со мной, он сдерживал свой гнев, если рядом были значимые для него люди. – М. К.

Насильник очень часто прекрасно себя контролирует, и он может «включать» и «выключать» свои страшные вспышки гнева, если ему нужно сохранить свой имидж для внешнего мира. Многие пострадавшие описывают это как поведение Джекилла и Хайда. Многие, как и автор выше приведенного отрывка, «не могут понять», почему их партнер приходит в ярость только с ними, но не со «значимыми» людьми. Но они не понимают, что причина в том, что он «выбирает» такое поведение, потому что он выбрал их на роль козла отпущения.

Вербальное насилие – это поведение, причина которого в стремлении к контролю над своим партнером, а также в чувстве собственного бессилия. Он делает это, чтобы принизить ее и отыграться на ней, а потом переложить ответственность на нее.

(продолжение здесь)

Tags: пси
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 120 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →