Татьяна (s0no) wrote,
Татьяна
s0no

О стране людей, не боящихся смерти, или Как я ездила в Таиланд (3)

5. Наркотики, наркоторговцы и "ночные никто"

Выложив предыдущий пост и перечитав его несколько раз, я сама засомневалась. В наше время - и такая эпическая личность, просто титан Возрождения. Весь вечер просидела в интернете в поисках материалов о короле. .В сети обнаружилось на удивление мало неформальных сведений о его величестве. Практически все упоминания напоминают официальный портрет - родился, женился, короновался, и никаких сведений о личной жизни и даже о его конкретных политических и экономических действиях. Об Обаме или Берлускони пишут в тысячи раз чаще, причем с самыми цветистыми подробностями.

Но в целом все, что рассказывал нам гид, подтвердилось, кроме проблемы с наркомафией. Наркомафия в Таиланде есть - на смену уничтоженным маковым плантациям пришли синтетические наркотики. И о том, как с ними боролись в Таиланде, написан интереснейший рассказ. Исходная ссылка не работает, но он выложен на  сайте Фаранг.ру.   Для тех, кому лень ходить по ссылкам, выкладываю этот текст здесь.
Сама я читала его с замиранием сердца - сюжет, достойный Дюма. Ночь длинных ножей, растянутая на много недель. Хорошие парни по имени "ночные никто", плохие парни и король, разводящий руками - дескать, народ сам выжигает заразу каленым железом. В общем, судите сами.


"Таиланд – страна яркая, умеющая в свободный час повеселиться от души. Карнавалами там трудно кого–либо удивить. Но по общему признанию, никакой карнавал не в силах сравниться со стихийным шествием, устроенным жителями Бангкока после прозвучавшего в одной из новостных программ сообщения «о гибели от рук неизвестных» Чанката Салорью, последнего из «большой сотни» тайских наркокоролей, уже больше года отсиживавшегося в своем поместье, затерянном в северной глуши королевства. Толпа празднично одетых людей (по разным подсчетам, от десяти до пятнадцати тысяч) прошла по улицам, выкрикивая здравицы и распевая песни. До сих пор, утверждают знающие люди, подобные изъявления народного восторга Бангкок видел лишь однажды: 10 декабря прошлого года, когда премьер–министр страны Таксин Шинаватра, обращаясь к сорокатысячной толпе, запрудившей главную площадь столицы, сообщил, что наркомафия в Таиланде побеждена полностью и окончательно. Все началось чуть больше полутора лет назад. В январе 2003–го столичные газеты опубликовали выдержки из официального доклада Национального антинаркотического центра правительству. И королевство помертвело. Сухие, представленные без всяких комментариев цифры говорили сами за себя: более 5 миллионов (почти 8%!) граждан страны, в первую очередь подростки, безвозвратно «подсели» на тяжелые наркотики. В первую очередь метамфетамин, в превосходящих всякое воображение количествах, производимый на территории печально знаменитого «золотого треугольника». Согласно выводам экспертов, по масштабам потреблению этого зелья на душу населения Таиланд оказался мировым лидером.

Спустя несколько дней, в начале февраля, отвечая на совместный запрос всех фракций парламента, премьер Шинаватра объявил «политику нулевой терпимости» к наркоторговцам. Еще через неделю власти опубликовали «черные списки»; более 700 правительственных чиновников (полицейские, военные, работники министерств образования и здравоохранения), подозреваемых в причастности к торговле наркотиками и перечисленных в «малом реестре» были отстранены от работы, многие уволены и взяты под
стражу – в превентивном порядке, без предъявления обвинений. Появился в газетах и «большой реестр» — около ста тысяч имен; перечисленным там лицам (в том числе и «подпольным» активистам наркомафии, и её легальным боссам, известным поименно, но привольно жившим в престижных районах Бангкока под охраной вымуштрованных телохранителей и самых дорогих адвокатов) было предложено добровольно явиться в полицию и покаяться. Взамен министерство внутренних дел гарантировало полную конфиденциальность и максимальное смягчение наказания, а в особых случаях и амнистию. Призыв, разумеется, остался без ответа.

Выждав несколько дней, власти повторили предложение. С тем же результатом.

И тогда в тайские города пришел ужас по имени «йинг–тинг» — «ночные никто».

Восемь месяцев кряду с заходом солнца по безлюдным улицам колесили невесть откуда приезжающие зеленые пикапы без опознавательных знаков. Не причиняя ни малейшего вреда случайным прохожим, люди в масках и с автоматами безошибочно находили нужные адреса, взламывали двери нищих хижин и роскошных вилл, не говоря ни слова, сверяли хозяев с фотографиями и увозили. А утром на городской свалке появлялись трупы.

Разнообразием «почерк» ночных визитеров не отличался. Все казненные имели какое–то, прямое или косвенное отношение к торговле наркотиками. Всех, кем бы они при жизни ни были – хоть мелким «коробейником», имевшим десяток приводов, хоть «крестным отцом» с безупречным алиби — предварительно помучив, расстреливали в упор, а тела обильно посыпали белым порошком наилучшего качества. И что самое интересное, полиция, которая в Таиланде весьма сурова и профессиональна, реагировала на происходящее с очевидной прохладцей. На истерические вызовы с мест наряды не спешили, появляясь, в лучшем случае, часа через два после
того, как все было кончено, уголовные дела не возбуждались, заявления, поданные родственниками жертв, «терялись», а на запросы правозащитных организаций блюстители порядка отвечали в том смысле, что, дескать, «везде успеть невозможно». Да и вообще, мол, нечего распространять глупые слухи, поскольку «йинг–тинг» — сказочные персонажи, а значит, их нет и быть не может, а если «бандиты сводят счеты между собой», так это их, бандитов, внутреннее дело. Так что нечего нагнетать панику, которая,помимо всего прочего, еще и отпугивает туристов.

Тем временем «ночные никто» начали появляться и средь бела дня. Правда, без особой помпы, не на джипах, а на мотоциклах, нахлобучив на головы глухие шлемы. И очень редко, лишь в тех случаях, когда кто–то из обреченных заказывал билет на самолет, надеясь улизнуть из ставшего досадно неуютным Бангкока.

Откуда к «сказочным персонажам» просачивалась столь интимная информация о планах клиентов, сказать наверняка не мог никто, но слухи множились, как грибы после теплого дождика. Шепотом, на ушко, один мрачнее и причудливее другого.

О том, что якобы власти, отчаявшись победить наркомафию пристойными средствами, дали «добро» на создание эскадронов смерти из родителей, чьи дети «сели на иглу», поставив перед ними задачу ликвидировать нарыв любой ценой и гарантировав не просто полную безнаказанность, но и всяческую поддержку.

О черных списках, гораздо более обширных, чем официальные, о пухлых записных книжках, в которых убийцы делают пометки, выполнив очередную миссию. И о многих других пикантных деталях, как правдоподобных, так и совершенно фантастических.

Впрочем, хоть и ужасаясь, тайская «улица» ничуть «ночных никто» не осуждала, напротив, в июле, в самый разгар событий, 83% опрошенных однозначно высказались в поддержку «йинг–тинг», а более половины из этого числа выразили готовность влиться в их ряды.

Чиновники же и представители полиции, естественно, все отрицали, но делали это в таких изящно–уклончивых выражениях, что смутные подозрения крепли день ото дня. Мировая общественность уже начала поговаривать о «государственном беспределе», в Бангкок зачастили правозащитники всех мастей, но премьер–министр был слишком занят, чтобы принимать делегации. А старенький, бесконечно интеллигентный король, дав аудиенцию самой маститой из делегаций, обиженно заявил, что государство как раз очень
даже борется с бессудными расправами, и сам он, лично, провел три торжественных молебна, но, видимо, нечисть очень уж разгневала Небо, потому что милостивый Будда так и не соизволил отозвать демонов мести.

Между тем все шло своим чередом. В один прекрасный день, на встрече с европейскими журналистами Ван Нур Мухаммад Нур Мата, министр внутренних дел, вопреки традиции, не стал возводить очи горе и разводить руками, а жестко сообщил, что, дескать, «только полный идиот и слюнявый европеец не в состоянии понять, что когда нация ведет войну за свое выживание, государство не имеет права ставить ей палки в колеса».

После чего короли и солдаты мафии, годами изящно водившие за нос слабосильную Фемиду, начали сдаваться в массовом порядке, наперегонки. Самые упрямые, вроде Салорью, правда, ударились в бега, надеясь отсидеться в глубинке. Но не помогло. Подчистив города, «ночные никто» проникли и в самую глушь. Уже после объявления «окончательной победы». Так сказать, в порядке послесловия.

По официальным данным, за восемь месяцев убито более 7000 числившихся в списках, арестовано 29.394, добровольно сдались 20 тысяч «бойцов» и вдвое больше «шестерок», не меньше 200 тысяч наркоманов легли на стационарное лечение; захвачено несколько сотен тысяч тайников с метамфетамином, уничтожено 312 подпольных фабрик". 
 

Под этим замечательным текстом на форуме началось обсуждение - можно ли верить этим сказкам 1000 и 1 ночи? В комментариях был выложен еще один текст со ссылкой на www.newsru.com.

"Министерство внутренних дел Таиланда сообщило, что 993 человека были убиты в течение первых 24 дней антинаркотической кампании, начатой по инициативе правительства Таиланда.

По официальным сообщениям, число убитых полицейскими при оказании сопротивления подозреваемыми в причастности к наркобизнесу составляет лишь 22 человека. Остальные погибшие стали жертвами криминальных разборок и главарей наркомафии, которые избавляются от свидетелей.

Кампания по борьбе с наркотиками началась после доклада Национального антинаркотического центра, зарегистрировавшего значительный скачок в употреблении населением Таиланда наркотиков и, в первую очередь, таблеток метамфетамина.

По данным центра, более 3 млн жителей страны или около 5% населения стали регулярными потребителями этого наркотика, что сделало Таиланд мировым лидером потребления метамфетамина. Этот наркотик психотропного воздействия в больших количествах производится в Бирме, Китае и на Филиппинах.

Сотрудниками министерской службы борьбы с отравляющим зельем арестовано около 8800 преступников. Кроме того, полиция задержала свыше 21 тыс. лиц, причастных к наркобизнесу.

Как известно, на части территории Таиланда, Мьянмы и Лаоса расположен так называемый "золотой треугольник" - один из основных опиепроизводящих районов мира, отмечает ИТАР-ТАСС.

Наркомафия вкладывает деньги в крокодилов и страусов

Также накануне в ходе той же антинаркотической кампании полиция Таиланда конфисковала около 10 тыс. крокодилов. Крокодилы жили в доме одного из торговцев зельем в городе Аютхая в 70 км к северу от Бангкока, и, по версии правоохранительных органов, использовались как средство для "отмывания" денег.

Чтобы скрыть нажитые капиталы, преступники пускаются в самые разные авантюры - от сделок с золотом до животноводства. Только за минувший месяц таиландская полиция изъяла у наркодилеров 40 оленей, 320 страусов, свыше сотни коров и несколько десятков диких кабанов.

По стране рыщут эскадроны смерти

Между тем, как сообщает Figaro (перевод на сайте Inopressa.ru), жители Таиланда в ужасе от проводимой операции. Когда наступает ночь, местные жители запираются в своих домах. Все бояться "йинг тинг" - быть убитыми и выброшенными на помойку, пишет издание.

Убийцы в масках разъезжают ночью группами по пять человек в зеленых пикапах без опознавательных знаков, они убивают своих жертв в упор и увозят трупы с собой. Все дрожат при упоминании о страшном черном списке, в котором делают пометки таинственные убийцы, выполнив очередную зловещую миссию.

Сегодня в Таиланде циркулируют сразу два списка. В полицейском списке значится от 30 до 40 тыс. лиц, причастных с торговле наркотиками. Он был составлен на основе сведений о "теневых доходах" и доносов, поступивших в полицию. Министр внутренних дел Ван Нур Мухаммад Нур Мата увеличивает эту цифру втрое и требует активных действий.

Объясняя недавнюю волну убийств, офицер полиции деревни Поб Пра, где в этом месяце было убито 10 человек, повторяет официальную версию: "сведение счетов между бандитами".

Недавно МВД заявило, что только 8 из 600 наркоторговцев, убитых за неполный месяц, были застрелены полицейскими, применявшими оружие в рамках законной самообороны. Но ни один убийца не был арестован.

По официальным данным, меньше чем за месяц после начала кампании в стране арестовано 16390 человек, захвачено 6 млн тайников с метамфетамином. 70 тыс. мелких торговцев наркотиками добровольно явились в полицию, 50 тыс. наркоманов дали подписку о поступлении на лечение.

Эта война с наркоторговцами устраивает таиландцев. В начале февраля 82,4% опрошенных высказались в поддержку крестового похода. Лишь немногочисленные гуманитарные организации выражают тревогу по поводу убийства безвинных людей и несоблюдения процессуальных норм в отношении наркоторговцев.

"Правительство имеет абсолютную власть, - отмечает ежедневная газета Bangkok Post. - Не создает ли оно условия для установления диктатуры?" Руководитель таиландского отделения Amnesty International Срирак Плипат считает, что "правительство выдало настоящую лицензию на истребление всех, кто внушает подозрения". "Мы ведем войну, - настаивает министр внутренних дел Ван Нур. - Сентиментальность здесь неуместна".


Цифры в обеих публикациях сильно расходятся, но описание сути происходившего совпадает. Можно ли всему этому верить? Решайте сами.


Tags: возвращаясь к напечатанному, путешествия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments