Татьяна (s0no) wrote,
Татьяна
s0no

Как собака Портос себе постельку искал

У меня на участке идет перманентная война. Кот Василий воюет с фауной, собака Портос – с флорой. И если фауна  в лице мышей, кротов и птиц пищит и пытается спастись бегством, иногда выигрывая схватку за жизнь, то у флоры супротив собаки Портоса шансов нет.

Началось это противостояние давно, когда собака Портос был щенком. У него росли и чесались зубы. Зубов было много, и все они чесались независимо друг от друга. Игрушки-погрызушки и кости мамонтов, которыми был засыпан весь газон, щенка Портоса не удовлетворяли. Для чесания зубов он выбирал то, что растет из земли. С урчанием тяжелого комбайна он методично состригал под корень зеленую изгородь, кусты спиреи, молодые ивы, девичий виноград у беседки – все растения с жесткими ветками, диаметр которых был хотя бы чуть-чуть меньше створа его пасти.  

Но особой его любовью пользовались хвойники. И если зеленую изгородь я ему еще прощала – что возьмешь с малыша? – то на хвойниках моя толерантность закончилась.    Когда он сожрал первый можжевельник, то отгрызенной  веткой этого самого можжевельника  и был немедленно бит.

- За что? – было написано на его морде. – Это ж витамин! Ви-та-мин! Необходимый любому щенку!

Я с ним не согласилась. Все витамины, необходимые щенку, он получал с кормом. Началась долгая позиционная война. Днем я караулила щенка Портоса, как коршун.  Он перешел на ночной образ жизни, но от вредительства любимого занятия не отступился. Когда зубы поменялись полностью, вопрос заглох сам собой. Но ненадолго.

Наступила зима, и собака Портос стал устраивать себе лежки. Просто вытоптать себе ямку в снегу ему было недостаточно. Он выбирал стелющийся можжевельник с самой густой кроной и укладывался сверху. Если какая-то ветка впивалась в бок, он не менял место, а просто отгрызал все, что мешает.

Результат стал очевиден, когда сошел снег. Половина можжевельников на участке была изуродована напрочь – середины выгрызены до голых стволов, несущие ветки обломаны, а часть крон просто сгорела от мочи. Один из трех уже взрослых казацких можжевельников, росших на самом видном месте у беседки, пришлось выкопать, заменив на маленький саженец, а под ветки остальных положить камни, чтобы лежать на них дальше стало невозможно.


Фауна собаку Портоса совсем не интересует. Встреченный на прогулке ежик был обнюхан и равнодушно отпущен на все четыре стороны. Впрочем, на кошек это правило не распространяется.

Наступила весна, участок покрылся мягкой травкой, и проблема с ночевками на некоторое время была решена. А потом началась жара. Казалось бы, вокруг столько тени – падай в любой угол и спи. Нет! В качестве кондиционера собака Портос решил использовать мать сыру землю.

Под шаровидной ивой был выкопан окоп в полный профиль. Потом – рядом – еще один.  В этих «ямках» собака Портос и спал всю середину лета. Зачем ему две лежки? Не знаю. В одной он спал до обеда. Во второй – после.  То, что газон под ивами был безнадежно испорчен  на площади как минимум  5 квадратных метров, и от корней соседних ив ничего не осталось, его не волновало. Зато собака Портос был счастлив.

Как только жара спала, к этому месту он потерял интерес. Понаблюдав за котом Василием, спавшим в тени беседки, собака Портос решил, что он ничем не хуже. Все пользуются мебелью, и он тоже хочет.


Снимок сделан ночью. Собака Портос даже глаз не открыл, настолько
он уверен в своем праве использовать мебель для личных нужд.

Устав каждое утро отмывать стул от следов грязных лап, я стала задвигать его под стол.

 - Ну и ладно, - решил собака Портос. – Зачем мне стул, если в беседке есть диван?

С дивана я гоняла его со страстью. Убирать каждый день подушки – утомительное занятие. До Портоса они лежали на металлическом каркасе все лето, и уносились в хозблок только осенью. Но позволить ему валяться на них с грязными ногами я тоже не могла.

Сфотографировать его на месте преступления мне так ни разу и не удалось. Слух у собаки Портоса, как у кошки, а глаз – как у орла. Услышав мои шаги на крыльце, он растворялся в окружающем пространстве в течение нескольких наносекунд.

Выспавшись на диване раз, потом второй, потом третий, собака Портос решил, что это уже совсем его постелька. А раз она его, можно с ней поиграть. Поиграл. Подушки пришлось починить и убрать совсем.


Кот Василий к этому безобразию не имеет никакого отношения. Он просто спит. Но ему можно.

Тогда собака Портос апробировал новое место для сна – на плотных куртинах почвопокровников. Ограждение альпийской горки было сметено, а несчастные седумы просто размазаны по земле.

Чтобы остановить полет его фантазии, я решила использовать пластиковую лежанку для собак, которую мне недавно подарила соседка. Дно лежанки покрывал веселенький матрасик.

Лежанка собаку Портоса заинтересовала. Особенно матрасик, который ровно через час  был разодран на сотню маленьких медвежат. Я положила на дно лежанки старый коврик. И кто, вы думаете, в результате спал на этом месте?


Мухтар на этом снимке - вылитый олененок Бэмби, да?

А что собака Портос? Да ничего. Собака Портос продолжает искать себе новую постельку. По-моему, он надо мной просто издевается.

 

Tags: мои звери
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 78 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →